Здоровый закон

Здоровый закон

283

Начало апреля стало знаковым для многих отечественных производителей: Госдума РФ единогласно поддержала федеральный законопроект «О производстве органической продукции». Примечательно, что документ, которого работники органического сельского хозяйства ждали долгих 17 лет, был принят в первом чтении.

Что же изменится в жизни и работе эко-производителей вместе с получением правового статуса?

Предполагается, что принятие законопроекта поможет избежать негативных экологических последствий в аграрном секторе, а также восстановить нарушенные экосистемы за счет использования биологических методов повышения плодородия почвы и защиты растений.

По данным Союза органического земледелия, органические продукты вошли в топ-10 мировых потребительских трендов. Мировой рынок «зеленой» продукции уже достиг 90 млрд долларов и, по предположению экспертов, будет ежегодно увеличиваться на 15%.

Перспективы России в этом новом – или хорошо забытом старом – сегменте крайне велики. В то время как абсолютное большинство стран-производителей ограничены достаточно небольшим ресурсом земель, пригодных для выращивания органической продукции, на территории РФ имеется не менее 20 млн га, которые не получали агрохимикатов более 3 лет, а значит, могут быть пригодны для введения в оборот как органические – и их еще только предстоит освоить.

На сегодняшний день лишь около 70 отечественных производителей уже прошли процедуру сертификации по международным стандартам. Из них 39 работают в сфере растениеводства, девять – в животноводстве, а три занимаются дикоросами. Если говорить о земельных ресурсах, то статус органических имеют 2% сельхозземель, или 246 000 га.

Российский органический рынок сегодня составляет 120 млн долларов, и 90% сертифицированной продукции на отечественных прилавках является импортной. Но, к сожалению, не все «зелено», что так называется.

На данный момент экологическое сельское хозяйство практикуется в 179 странах мира, но лишь в 87 из них имеется нормативная база для данной сферы деятельности. Именно отсутствие строгого контроля и исчерпывающего определения, какую именно продукцию можно считать органической, породило миф о том, что клеймо «organic» – это просто маркетинговый ход. Если говорить о фальсификации и введении потребителя в заблуждение, то рынок экопродукции окажется среди лидеров по количеству «котов в мешке».

Внимательно изучив ассортимент любого крупного супермаркета, уже сегодня можно обнаружить сотни разнообразных товаров с пометками «эко» и «organic» на этикетке: от овощей, фруктов и молочной продукции до декоративной косметики, аксессуаров для дома и бытовой химии. Причем за органическую (или названную таковой) продукцию покупатели готовы серьезно доплачивать. Закономерно, что количество производителей, выбирающих «зеленую сторону» – хотя бы на словах – растет год от года.

«Технологии, применяемые в производстве органической продукции, существенно отличаются от технологий, применяемых в традиционном сельском хозяйстве. Поэтому требуется отдельное законодательное регулирование, – объясняет Иван Лебедев, статс-секретарь – заместитель министра сельского хозяйства РФ. – Законопроект позволит нашей стране получить дополнительный рынок сбыта и существенно увеличить долю в мировом производстве органической продукции».

Изменения, которые повлечет принятие федерального закона, позволят существенно изменить ситуацию, вытеснить недобросовестных производителей и создать на российском продовольственном рынке условия для честной конкуренции. В частности, из закона уйдет формулировка «разрешается ограниченное применение минеральных удобрений, пестицидов и гербицидов» – будет принят четкий запрет.

По словам экспертов отрасли, наиболее значительную прибыль в органическом секторе получают те производители, которым удалось создать производство полного цикла, включая переработку продукции. При таких вводных маржинальность может превосходить традиционное производство на 80%.

Однако при этом фнаиболее экономически успешны те производители, которые в своей работе ориентируются на экспорт. По мнению Союза органического земледелия, эта ситуация неоднозначна и требует корректировки.

«Главная иллюзия заключается именно в уверенности, что на внутреннем рынке сегодня можно заработать большие деньги. К сожалению, пока потребитель не будет понимать, в чем преимущество органического продукта, этого способа производства, не стоит ожидать серьезного повышения объемов продаж. Сегодня основная масса сертифицированных производителей, получающих хорошую прибыль, – это предприятия, которые работают на экспорт, – объясняет Сергей Коршунов, председатель правления Союза органического земледелия. – С одной стороны, мы рады тому, что в России есть производители в органическом земледелии, которые уже сегодня получают хорошие доходы и маржинальность. С другой, для российских граждан это, мягко говоря, не очень хорошо, потому что речь идет о производстве сырья. Как мы производим пшеницу на экспорт, так мы производим и органическую пшеницу – тоже на экспорт».

Тем не менее условия для развития органических производств сегодня в России складываются достаточно благоприятно. В частности, несмотря на то что основные «продвинутые» сторонники здорового образа жизни находятся в городах-миллионниках, спрос на органическую продукцию на сегодняшний день все-таки превышает предложение. Кроме того, если говорить о качественных и действительно органических продуктах, то распределение цен является более честным.

Члены Союза органического земледелия строят оптимистичные прогнозы по развитию органического сельского хозяйства на внутреннем рынке. «Как только выйдет закон, как только будут защищенные товарные наименования и покупатель узнает, что именно скрывается за надписью «органический продукт» на упаковке, ему будет проще сделать выбор, – предполагает Сергей Коршунов. – Доверие – это один из ключевых моментов при выборе покупателем товара. И сертифицированный производитель, работающий в области органического сельского хозяйства, сможет подкрепить это доверие документами».

София Громакова