Ход внедрения электронной сертификации: опыт лидеров и возможные последствия для аутсайдеров.

Ход внедрения электронной сертификации: опыт лидеров и возможные последствия для аутсайдеров.

94
Чтение займет 12 минут

     Журналисты «АБ» приняли участие в селекторном совещании с субъектами, относящимися к Сибирскому и Дальневосточному федеральным округам. Непростой разговор состоялся в интересном формате. На экране и в зале за одним виртуальным столом собрались благодаря современным технологиям руководители и специалисты, живущие в разных часовых поясах, климатических условиях. И не только, как выяснилось в ходе совещания…

     Мы постарались передать атмосферу мероприятия, а также максимально полно проконсультировать  наших читателей по этой животрепещущей теме. Тем более что информация – из первых рук.

                              

 

                        О СЕРЬЕЗНОСТИ МОМЕНТА

     Евгений Непоклонов, заместитель министра сельского хозяйства Российской Федерации:

– В соответствии с федеральным законом «О ветеринарии» с 1 января 2018 года 100% сельхозтоваропроизводителей должны будут сертифицировать свои продукты в электронном виде. К сожалению, анализ, который мы проводим, показывает: в большинстве субъектов нет надлежащего понимания той ответственности, которая на них лежит, – а это напрямую касается и губернаторов, и их заместителей, и руководителей региональных министерств сельского хозяйства, и ветеринарных служб. Поэтому есть необходимость сосредоточить внимание участников процесса на позитивной и негативной составляющих внедрения электронной сертификации на местах – с тем, чтобы в итоге это понимание, наконец, возникло.

   Завтра поблажек уже никому не будет. Требования по четкому исполнению закона будут предъявляться и на уровне президента РФ, и председателя правительства. И пусть потом никто не говорит: мы не знали, не оценили всю серьезность момента…

Итак, начиная с января 2018 года та продукция, которая не будет сертифицирована в электронном виде, не сможет быть реализована в торговые сети. Более того – начиная с июля этого года налоговая служба вводит механизм использования фискальных кассовых аппаратов, которые позволяют в электронном виде фиксировать каждую торговую операцию, проводимую с тем или иным продуктом. Сейчас такую работу совместно с налоговой службой ведет Россельхознадзор. Осуществляется гармонизация программ системы «Меркурий» и ФНС, чтобы продукция, подлежащая электронной сертификации, автоматически фиксировалась при проведении торговых операций через кассовый аппарат.

Уже начиная с 1 июля 2017 года во многих субъектах могут возникнуть большие проблемы с реализацией. Поэтому если сегодня не сделать надлежащих корректировок, то завтра ряд производителей столкнется с ситуацией, когда просто не сможет реализовывать свою продукцию.

В отношении аутсайдеров будут последовательно приняты следующие меры. Сначала мы направим предупредительные письма в адрес губернаторов за подписью министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева. Затем последуют и письма в виде поручений председателя правительства РФ. Там будет четко сформулирована ответственность конкретных руководителей субъектов за реализацию ФЗ «О ветеринарии» в части, касающейся внедрения электронной сертификации. Никаких оправданий никто принимать не собирается.

Более того, на сентябрь намечено проведение слушаний на уровне Госдумы и Совета Федерации по этому вопросу, и затем на заседании правительства Российской Федерации будет рассмотрено состояние дел по внедрению электронной сертификации.

Давайте посмотрим на опыт лидеров и определим, что нужно сделать, чтоб покинуть ряды аутсайдеров.

ПОДУМАТЬ О СЕБЕ И О СОСЕДЯХ

Почему ответственность ложится в первую очередь на регионы?

Потому что в данном вопросе важно не только обеспечение электронной сертификации ветеринарными специалистами – это работа, которая должна быть освоена и максимально вдумчиво организована на уровне животноводческих, перерабатывающих предприятий, даже реализующих их продукцию торговых сетей. Весь комплекс участников этого процесса находится на конкретных территориях. И если мы хотим, чтобы они сработали эффективно, нужно грамотно выстраивать свою работу в этом направлении.

Мало того, что сложности начнут возникать в каких-то отдельных регионах, хуже будет, когда они появятся в межсубъектовом взаимодействии. Поэтому нужно оценить ответственность не только перед бизнесом, который осуществляет деятельность в самом субъекте, но и перед соседними территориями – когда у одних активно будет внедрена ЭС, а у других застрянет на начальном этапе.

Мы спросим за создание рабочих групп на уровне вице-губернаторов. Потребуем планы конкретных действий по каждой из составляющих, включая и оснащенность рабочих мест, и освоение методов работы по ЭС, обучение персонала. Предложения, замечания, касающиеся совершенствования системы, естественно, воспримем с большим интересом. Наши коллеги из Россельхознадзора их проанализируют, и в последующем они будут учтены.

ОСОБЫХ СЕКРЕТОВ НЕТ

  О ходе внедрения ЭС в Новосибирской области рассказал заместитель председателя правительства, министр сельского хозяйства Василий Андреевич Пронькин:

– У нас эта работа началась с марта 2015 года, как только вышел приказ об электронной сертификации. В том же году ВСД (ветеринарных сопроводительных документов. – Ред.) в электронном виде было подано по всем направлениям более чем на 800 тысяч рублей. Сегодня практически 95% продукции, которая подлежит ЭС, идет именно в таком режиме.

К сожалению, есть вопросы, которые зависят не от нас. Это как раз касается межсубъектовых перевозок – ведь не везде ЭС проводится на таком же уровне. Есть проблемы с соседями. Возникают трудности организационного характера у предприятий, которые не имеют качественной управленческой структуры. На всероссийском уровне, на наш взгляд, нужны нормативно-правовые акты, которые устанавливают требования к регистрации поднадзорных объектов. К сожалению, таковых сейчас нет. И это несколько усложняет работу. Кроме этого, затратная часть на внедрение ЭС в управлении ветеринарии дает о себе знать. 19 с лишним миллионов рублей будем изыскивать из своих средств…

     Евгений Непоклонов:

– Новосибирск у нас в стране – один из лидеров внедрения электронной сертификации. За счет чего? Мы видим, кто докладывает о состоянии дел, – министр сельского хозяйства, зам. председателя правительства Новосибирской области. Так происходит, когда вопрос ставится надлежащим образом, серьезно. В таком случае мы и имеем соответствующий результат.

     В разговор включается заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов:

– Сейчас в области за месяц оформляется порядка 250 тысяч электронных сертификатов. Значит, примерно около 4 миллионов в год. Причем Новосибирск постоянно борется с Татарстаном. И мы увлеченно наблюдаем за этой борьбой.

Но Татарстан по населению в полтора раза больше. В Новосибирской области один из показателей, по которому мы судим о степени перехода на ЭС: на одну тысячу населения в месяц оформляется 93 ветеринарных сертификата. При этом они не учитывают еще более чем 7 тысяч бумажных , выданных за месяц. То есть идет серьезная системная работа. Пользователей системы «Меркурий» (это сотрудники госветслужбы) в области сейчас – 643, реально оформляют ветеринарные сертификаты – 356. И доля активных пользователей превышает 55%.

Для сравнения приведу Томскую область (того же Сибирского ФО) – всего 32 пользователя. А среди них тех, кто хоть раз оформил электронный сертификат, – аж целых 4 человека.

Если мы возьмем успехи Новосибирской области по учету производственных объектов (тех, кто участвует в обороте), то здесь их 18869. И в среднем на каждый объект оформляется более 13 сертификатов. Интересно, как им удалось этого добиться. 

     Олег Рожков, начальник Управления ветеринарии Новосибирской области:

– У нас секретов нет. Что касается обучения – все организовываем сами, курсы повышения квалификации проводим в областном управлении ветеринарии. Выезжаем в учреждения на места – на перерабатывающие производства, на хозяйствующие субъекты.

Первое, что нужно сделать, – подготовить алгоритм действий предприятий, которые непосредственно проводят ЭС. Мы такой алгоритм подготовили, «сбросили» в Россельхознадзор. Можно его согласовать и распространить на другие объекты РФ. Второе – кадры. Ну и, соответственно, неплохо бы помочь с финансированием.

     Евгений Непоклонов:

     – А как вы относитесь к тому, что губернатор и вся структура, ответственная за производство продовольствия и его обработку, должна отвечать и за безопасность, и за качество продукции? Сегодня на местах мы вынуждены констатировать, что качество оставляет желать лучшего во многих субъектах.

И другой вопрос: в связи с введением ЭС определенные доходы, связанные с выпиской бумажных сертификатов, выпадают из бюджетов, формирующихся для ветеринарных служб субъектов. Почему не рассмотреть вопрос с коллегами из областей, которые активно развивают функции, связанные с оценкой качества продукции и оказанием услуг, связанных с этой работой? Это могло бы быть дополнительным заработком для ветслужб. И инструментом для обеспечения и максимальной безопасности, и качества производимой и реализуемой на территории субъекта продукции.

     Олег Рожков:

– На мой взгляд, это правильно. Но мы работаем в соответствии с законодательством. А оно на сегодняшний день предусматривает контроль и оценку именно безопасности товаров. Что касается качества – эта функция не предусмотрена.

     Евгений Непоклонов:

     – Этот вопрос нужно поднимать на местах. Будет инициатива от вас – и нормативная база может быть пересмотрена. Важно, чтобы субъект имел возможность влиять на обе составляющие – качество и безопасность. Сегодня, выписывая в электронном виде сертификат, мы мониторим и самих производителей. А чем вы завтра сможете мотивировать обладателей электронных сертификатов, если в дальнейшем не будете осуществлять надлежащий контроль за показателями? Информация к размышлению.

     Николай Власов:

     – Важный показатель, говорящий об уровне охвата товаропроводящих сетей, – количество электронных ветеринарных сертификатов, оформляемых на одну тысячу населения. В Новосибирске он составляет 93,4 за месяц. Лучшая цифра в России сегодня в Челябинской области – 252,7. А второй субъект, который обошел Новосибирск, ни за что не угадаете.

Участники совещания предположили, что это может быть Краснодарский или Красноярский край.

     Николай Власов:

     – А вот и не угадали. Камчатка! Это к вопросу о россказнях, что в особо сложных природных условиях, при плохой связи нельзя наладить такую работу. И второй момент – в Новосибирске отличный показатель по работе сотрудников госветслужбы в web-интерфейсе системы «Меркурий», но очень слабенький – работы через API-интерфейс. Стоит обратить внимание на опыт Челябинской области. Там ведется очень серьезная прицельная работа в этом направлении. Потому что если вы это сделаете, то ваши люди не будут тратить такое количество ручного труда, и эффект будет гораздо выше – и в торговых сетях, и у производителей.

Республика Хакасия пожаловалась на две проблемы. Во-первых, не везде доступна связь. Во-вторых, кадровый состав: люди пенсионного возраста не дружат с интернетом.

     Николай Власов:

     – У нас стало общим местом: если окраина, то там всегда что-то трудное и неподъемное. А на примере Хакасии, которая в своем округе входит в группу лидеров по этому направлению, мы видим, что при должной организации дела – с учетом их рельефа, реальных проблем со связью и с кадрами – работа налажена.

Не очень большой субъект, население чуть больше полумиллиона человек. В Хакасии пользователей системы «Меркурий» 253 человека, а реально работающих – 108. Число активных пользователей, правда, чуть пониже, но их – даже при проблемах с интернетом – уже 43%. И реально много электронных сертификатов. Во многих субъектах РФ эти показатели намного хуже. В Хакасии оформлено более 32 тысяч электронных сертификатов за месяц – цифра примерно на уровне Воронежской и Липецкой областей, а это центр России, где подобных проблем с интернетом нет, не говоря уж о рельефе. При этом есть еще 2 тысячи учтенных сертификатов. А если мы будем брать, сколько их оформлено на одну тысячу населения, то здесь показатель – второй по Сибирскому округу.

О кадрах. Когда человек мне говорит: « У нас работают люди пенсионного возраста, мы с ними ничего не можем сделать», я отвечаю: «Подожди, ты кому это говоришь? На меня посмотри. Я уже семь лет на пенсии». Я такой же пенсионер, как и большая часть ваших сотрудников. Тем не менее занимаюсь не только пользованием, но и конструированием систем. Главное – мотивация.

В отношении рельефа и связи – мы знаем эти проблемы в ряде субъектов Сибирского и Северо-Кавказского ФО. Обращаю внимание на то, что у нас растет мобильная сеть, и спутниковое покрытие включает ту же Хакасию полностью. Я для интереса, чтобы «на своей шкуре» это все испытать, сделал на даче спутниковый интернет. Не самый дешевый вариант – полный комплект с установкой 36 тысяч рублей. 12-мегабитный канал. Ежемесячный платеж – 453 рубля. Не так уж дорого в конечном счете получилось.

По регистрации производственных объектов. У меня была встреча с первым вице-премьером правительства Игорем Шуваловым. В ее ходе родилось поручение по внесению изменений в закон «О ветеринарии», где появится новая глава специально по этому вопросу.

                       МЕДВЕЖЬИ УСЛУГИ

«Открытием» стала принадлежность к отстающим Томской области, где много лет трудится замечательный главный ветеринарный врач.

Евгений Непоклонов:

– Ситуация там подобна той, что сложилась в Ульяновской области. Как бы пошли на опережение и работали в рамках своей доморощенной системы. Дело хорошее. Но страна – единый организм, и у всех должна быть возможность работать в одном информационном поле. Когда отдельные субъекты создавали свои сепаратные структуры, задумывались ли о том, как коллеги будут соотносить их данные во время перемещения продукции? Оказали медвежью услугу и своему бизнесу, и соседям.

А времени на то, чтобы все скорректировать, нет. 1 июля налоговые службы внедрят новые кассовые аппараты, и как сепаратные системы будут себя чувствовать на общей федеральной площадке? Не сумели сделать надлежащий «шлюз» – ваши проблемы и ваша вина.

На территории РФ согласно закону «О ветеринарии» и соответствующим нормативным актам все субъекты должны работать по электронной сертификации продукции в федеральной информационной системе. Почему кто-то это делает иначе – одному Богу известно. Но это не подход.

По таким республикам, как Тыва и Алтай, также значащимся в списке аутсайдеров, будут созданы специальные механизмы отслеживания. Каким образом они собираются ускоряться – их дело.

Николай Власов, заметив, что он человек менее эмоциональный (это вызвало только улыбку присутствующих), счел нужным добавить:

– Информационные системы регионов, а также хозяйствующих субъектов могут использоваться при организации электронной ветеринарной сертификации. Местный интерфейс использовать можно, и это даже иногда неплохо. Но эти системы должны быть интегрированы в общую федеральную. А если в Томской области она будет одна, а где-нибудь в Приволжском округе другая, как они будут общаться друг с другом?

Второе – эту систему нельзя навязывать хозяйствующим субъектам. Они вольны использовать свои и работать с федеральной напрямую. Параллельно нужно готовить аттестацию государственных врачей – по моей информации, эта работа в Томской области никаким образом не налажена, на наши обращения никак не среагировали. В итоге Томская область сказала – мы будем готовы к Новому году. Это поздно! Может, вы и успеете сынтегрироваться с федеральной системой, но свои хозяйствующие субъекты поставите в трудное положение! У них-то ни на что не останется времени.

Готовность номер один должна быть не позднее середины лета. Иначе начнутся большие проблемы с оборотом.

ВСД КАК «БРАТСКАЯ МОГИЛА»

Евгений Непоклонов:

     – В Дальневосточном федеральном округе лидеры – Хабаровский край и Камчатка. Аутсайдеры — Республика Саха (Якутия), Сахалинская область, Магаданская область, Амурская область, Еврейский автономный округ и Чукотка.

По Хабаровскому краю коротко отчитался Николай Постоев, начальник управления ветеринарии.

          Николай Власов:

     – Хабаровский край – тоже не самый большой субъект Российской Федерации. По оформлению сертификатов на 1000 населения – очень приличный показатель, 69 с лишним. По учету объектов оборота – средний, есть куда расти. Если сравнивать с субъектами европейской части страны, близким к Москве, получится очень похоже. При том что сложностей намного больше.

Возьмем возникающий там вопрос по экспортной сертификации. Да, пока в электронном виде оформлять такие документы возможности нет. Это не наше решение, оно будет зависеть от наших договоренностей с зарубежными партнерами. И Россельхознадзор эту работу ведет. У нас уже есть интеграция «Меркурия» с национальной системой Новой Зеландии. Сейчас идет работа по интеграции «Меркурия» с системой «Трейсис» Евросоюза. И с другими странами.

К сожалению, с Китаем все протекает очень трудно. Но когда-нибудь мы придем к согласию.

Давний камень преткновения – незарегистрированные объекты в других объектах РФ. Но я этот камешек в Хабаровский край могу вернуть, поскольку у них самих с этим не очень хорошо. Показатель – 6133 учтенных объекта. В Омской области – те же размеры, такое же население – учтено 8 тысяч. А в продвинутых регионах – и вовсе по 30–40 тысяч.

Хочется верить, что это временные проблемы. Мы по-разному пытаемся их решить. Крупным компаниям, например, предоставили возможность свои объекты вносить в систему, своих контрагентов, потому что госветслужбы большинства субъектов в этом направлении работают, увы, неудовлетворительно.

По вопросу, почему «один товар – один сертификат». Да, в электронном виде это выглядит так. Но у «Меркурия» есть возможность выводить на печать разные формы, в том числе и те, где на одной странице помещаются данные по 20–25 электронным сертификатам. То, что бумажные документы отнимают гораздо больше времени, – давно известно. Особенно если учесть, что ВСД представляют нынче настоящую «братскую могилу». Что означает: «мясные продукты в ассортименте, 2 тонны»? Я сам не раз видел подобные формулировки. Так работать дальше невозможно.

В отношении эффективности системы «Меркурий». Она является на сегодняшний день частью федеральной информационной системы «Ветис», которая действует в рамках закона «О ветеринарии».

«Меркурий» появился раньше и был введен в эксплуатацию в 2011 году, «Ветис» – в марте этого года. В законе и всех подзаконных актах Минсельхоза нет слов «Меркурий» и «Ветис». Там указано – федеральные информационные системы в области ветеринарии. Россельхознадзор является официальным оператором этих систем. То есть все легитимно. И именно под «Меркурий» вносились изменения в закон.

Что у нас недоделано в смысле «нормативки»? Действительно, не хватает пяти документов. Но два из них – в высокой степени готовности, три других движутся медленнее. Однако их отсутствие не мешает эффективно работать многим регионам.

 

                      ПРОЦЕНТ ОШИБОК – НОЛЬ!

     Затем слово взяла Камчатка. Здесь сегодня уже 90% ВСД оформляется в электронном виде. Однако стоимость внедрения составляет порядка 2400 тыс. рублей. Это и семинары, и обучение на местах, и недешевая отправка специалистов в центральную часть страны… При всех своих достижениях край все же поставил вопрос о переносе сроков обязательной электронной сертификации на 1 января 2019 года из-за того, что хозяйствующие субъекты не готовы к ней в полном объеме. 2018 год предложили сделать переходным периодом. Возник и ряд других вопросов.

     Николай Власов:

– За месяц на Камчатке оформляется более 40 тысяч электронных ВСД. При этом численность населения – чуть более 300 тысяч, и это один из самых сложных субъектов РФ в плане обеспечения средствами цифровой связи. Там приходилось решать такие проблемы, с которыми другим их коллегам даже не приходилось сталкиваться. При этом на одну тысячу населения оформлено 143 электронных сертификата.( В Саха (Якутии) – 21, в Приморском крае – 11, Амурской области – 2,2, на Чукотке – 1,2.) Разница с представителями того же округа колоссальная!

Но не могу согласиться с утверждением коллег, что полномочия и требования к хозяйствующим субъектам не отражены в законодательстве.

Хозяйствующий субъект дает электронную заявку на оформление электронного сертификата (и этому посвящен целый раздел). Это означает, что сегодня если он хочет – оформляет эту заявку, если не хочет – нет. В бумажном или электронном – как ему угодно – виде получает свои ВСД. А вот с 1 января 2018 года он сам или его представитель обязан будет делать это только в электронном варианте. Что нужно здесь еще конкретизировать?

О переносе сроков. Россельхознадзор провел анализ подготовки субъектов РФ к ЭС по различным группам товаров. Первые – это те, которые подлежат ЭС. Там ситуация у нас неплохая. Не будут готовы лишь те, кто не уделяет этому вопросу внимания. Таких у нас изрядно. Им сколько времени ни давай, все равно готовы не будут. Это касается и тех, кто изначально сошел с верного пути.

Вторая группа – готовая продукция – сегодня ЭС не подлежит. И здесь мы солидаризируемся с оценками некоторых коллег. Мы тоже сделали представление о целесообразности переноса для них начала обязательной сертификации. Однако это не относится к улову водных биологических ресурсов. Во-первых, они уже сегодня подлежат сертификации. Другое дело, она практически почти нигде не выполняется. На судах точно. А на береговом улове – не мне рассказывать, что происходит. Говорят, что «Меркурий» не интегрирован с Камчатским мониторинговым центром. Но ведь в регионе никто не хочет связываться с нашими пилотными проектами. А в Североморском бассейне совсем недавно закончили эксперимент, в нем участвовали 19 судов. И за это время было оформлено около 1700 электронных сертификатов именно на улов. Процент ошибок – ноль! И ни одного отказа в оформлении.

Другое дело, что в ходе эксперимента встречались отказы системы, потому что у кораблей есть два типа действий: выгрузка продукции и перегрузка ее с одного судна на другое. И если одно из них не является участником эксперимента, естественно, система дает отказ. Мы эти вопросы очень подробно обсуждали в администрации президента с представителями рыбодобывающих компаний. И сейчас в Дальневосточном регионе будет делаться все, чтобы там такая работа тоже была организована.

В КРАЮ АЛМАЗОВ ВСЁ ДОРОЖЕ

     Дмитрий Кузин, руководитель государственной ветеринарной инспекции Приморского края, в числе прочих поставил вопрос «о настороженности хозяйствующих субъектов в работе с системой, которая делает оборот продукции прозрачной». И еще – по поводу пресловутых «шлюзов»…

     Николай Власов:

     – За четыре года в крае оформили столько же электронных сертификатов, сколько Камчатка – за один месяц. Хозяйствующие субъекты, оформляющие ВСД на бумаге, – в качестве отговорки неплохо, но на деле несерьезно. Вы же не ручкой на ней пишете, а печатаете на том же компьютере. «Меркурий» позволяет напечатать бланк и вывести его с высокой степенью защиты. И нет никаких проблем с продвижением продукции. А у вас они будут!

«Шлюз» для других систем в работе с «Меркурием» и так бесплатен для всех пользователей. Он давно разработан и опубликован. Но когда вопрос ставится так: хорошо бы Россельхознадзор или кто-то другой сделал бесплатно программное решение, которое можно поставить в любую учетную систему хозяйствующего субъекта, и чтобы интеграция с «Меркурием» сразу заработала…

Однако эти самые субъекты используют большое количество разных информационных систем. Крупные производители работают на западном программном обеспечении. Никаких шлюзов к ним сторонние разработчики делать не могут априори, это запрещено законодательно. «Шлюзы» коммерческих компаний к их системам на рынке есть, но бесплатно там ничего не будет. Если хозяйствующий субъект (к примеру, крупный логистический центр) тратит на западную информационную систему несколько десятков миллионов – 52–56 к примеру, – со «шлюзом» как-нибудь решит…

Большинство же хозяйствующих субъектов работает по системе 1С. И по ней решение со «шлюзом» есть. Программы не бесплатные, но цены смешные – несколько тысяч рублей. При этом у нас есть предприятия, которые пользуются так называемыми самописными программами, которые весьма сложно интегрировать с федеральной. И есть такие, что оформляют по 75 тысяч сертификатов в секунду! Как-то сложно их представить в бумажном обороте.

Затем в разговор вступила Еврейская автономная область. И оказалось, что несмотря на то, что там, по результатам недавней проверки, совершенно незавидные числовые показатели, работа проводится очень неплохо. Специфические проблемы связаны с малой численностью населения и небольшим количеством производственных объектов.

     – У нас всего 160 тысяч жителей, 6 ветстанций. Провели ряд обучающих семинаров для представителей бизнеса. Проблемы – с интернетом и материально-техническим обеспечением.

     Николай Власов:

     – Около 2 тысяч электронных сертификатов за месяц и стали причиной проверки. Но выяснилось, что ситуация на самом деле хорошая. Субъектов с такими характеристиками в РФ всего пять. Есть здесь существенные успехи – 73% ВСД в электронном виде. Можно только пожелать успехов.

А вот по поводу хозяйствующих субъектов – излишний оптимизм. Невысок показатель их учета. Некоторые не знают все свои поднадзорные объекты, нужно внимательней к этому делу относиться.

Наконец дело дошло до Якутии, в которой вечер уже плавно перетекал в ночь. Лариса Макарова, руководитель департамента ветеринарии:

     – У нас 21 улус из 36 находится в арктической зоне. Спутниковая связь несравнимо дороже, чем Подмосковье. У нас особые климатические условия, транспортные проблемы. Мы очень стараемся, но без связи ничего не сможем сделать. 75% производителей – частный сектор, а интернета в северных улусах нет. На обеспечение связью нам нужно 115 миллионов, этого не выдержит никакой бюджет. Проверка Россельхознадзора нашла у нас нарушение на нарушении. В том числе то, что мы берем деньги за бумажные бланки.

Николай Власов:

     – Мы коллег поправим. Законодательство говорит, что оформление ЭС ведется бесплатно, а такие вещи, как экспертиза, ветеринарные осмотры, остаются платными. Если хозяйствующий субъект выбирает бумажный вариант, вы платить за бланк не обязаны. Это его дело.

Знаем, что Якутия – один из сложных регионов РФ для такой работы. У нас таких немного: Чукотка, частично Магадан, Архангельская область, Ямал… Мы будем разрабатывать для вас особые решения.

По интернету спорить не буду. Проверим данные по подключению. Наверное, некоторые компании считают, что если в Якутии полно алмазов, то можно с них брать в 4 раза больше. Все, что от нас зависит, сделаем. Субъектов, где большой частный сектор, в стране не один. Нужно налаживать работу ветврачей, которые осуществляют надзор над производствами этих частников. И им самим нужно разъяснять, что к чему.

Не исключаю, что сделаем летом специальный выезд по этой теме. На Чукотку и на Ямал.

     Евгений Непоклонов:

– Нам важно было понять, в какой степени вы готовы к электронной сертификации, а в какой – нет. Необходимо провести обсуждение состояния дел по внедрению ЭС на уровне не ниже вице-губернаторов. Разработать реальный график и порядок действий.

Мы за него спросим.

А мы в следующем номере продолжим обсуждение этого сложного и важного процесса, стараясь максимально полно дать ответы руководителей Минсельхоза и Россельхознадзора на вопросы, волнующие наши регионы.