Всходы на правовом поле Какие изменения грядут в законе «о семеноводстве»?

Всходы на правовом поле Какие изменения грядут в законе «о семеноводстве»?

582

В то время как по ряду культур отечественный АПК уже достиг точки импортозамещения и строит далеко идущие планы захвата внешних рынков, есть направления, по которым по-прежнему наблюдается тотальная зависимость от зарубежной продукции. Одно из них – семеноводство. Оздоровить рынок и решить целый спектр проблем призван федеральный закон «О семеноводстве», очередные поправки в который были обсуждены в Министерстве сельского хозяйства.

 

После того, как президент в прошлом году отметил необходимость уделить особое внимание развитию отрасли, забота по возрождению семеноводства и селекции легла на плечи государства. Минсельхоз разработал Федеральную научно-техническую программу развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы, которая также предусматривает подпрограммы, посвящённые развитию селекции и семеноводства определенных культур.

Очевидно, что нельзя играть в новую игру по старым правилам. Поэтому правительство и Межведомственная правительственная комиссия по административной реформе выступили с инициативой внесения изменений в закон «О семеноводстве».

Переработанный законопроект был передан в правительство в 2018 году и неожиданно вызвал очень широкий резонанс.

Одним из ключевых вопросов в дискуссии вокруг законопроекта стало введение обязательной сертификации. В то время, как одни рассматривают ее как реальный инструмент оздоровления рынка и борьбы с фальсификатом, другие видят в ней попытку задавить бизнес и «запретить людям продавать семена».

По мнению Марата Исламова, доктора экономических и кандидата сельскохозяйственных наук, речь идет о будущем России. «Если мы не отстоим этот закон, то мы подставим под удар продовольственную безопасность страны. Чем это чревато? Разрушением селекции и семеноводства, внешним захватом рынка семян. А после этого можно начинать диктовать России, как себя вести в мире, лишить нас возможностей на геополитическом уровне!» Так ли это?

Участники дискуссии практически единогласно поддержали необходимость обеспечения контроля в семеноводстве, но по другим пунктам высказывают все новые и новые убедительные аргументы. Что интересно: и среди сторонников ужесточения законодательства, и среди приверженцев идеи либерализации есть и ученые, и политики, и представители бизнеса.

 

Кирилл Владимирович Всеволожский, член общественного совета Россельхознадзора отметил, что сегодня семеноводство в России живет исключительно по законам рынка, полноценными игроками которого являются в том числе и государственные предприятия.

«Семеноводство – одна из самых дисперсных отраслей народного хозяйства России, и все, что рынку было бы нужно, он бы создал. Все, кому нужна сертификация, ее получают. Кто не получает – значит, она им не нужна. Те, кому нужна информация, лезут в Госреестр и берут ее. Вы меня простите, но сейчас мы возвращаемся во времена Хрущева, когда из Москвы тыкали пальцем, что можно сеять» – уверен Всеволожский.

По мнению Кирилла Владимировича, сельхозпроизводитель должен иметь возможность выбора. Пусть даже часто это может обернуться потерями – например, в случае гибели посевов холодной зимой из-за неправильного выбора сорта. Однако полностью отказываться ни от Госреестра, ни от сертификации, ни от жесткого контроля Всеволожский не предлагает.

 

Интересно, что со столь либеральной и оптимистичной позицией относительно способности рынка к созиданию и саморегулированию не согласен ряд крупнейших отечественных производителей семян. Но и они отмечают необходимость детальной проработки законопроекта.

«Дальнейшая либерализация приведет к катастрофическим последствиям для рынка семян. Контроль необходим, но не тотальный, не сплошной, не создающий административные барьеры. Задача – сохранить то, что есть сейчас, но с небольшой корректировкой в виде обязательной сертификации. Для сельхозтоваропроизводителей это незначительная финансовая нагрузка, – заявил Владимир Юрьевич Чирков, исполнительный директор ООО «ЭкоНива-Семена». – Мы выступаем за введение обязательной сертификации по целому ряду причин.

Первое. На сегодняшний день отсутствует единое исчерпывающее представление об обороте семян в России. Уже создана информационная система, но она пока носит добровольный характер – соответственно, не является всеобъемлющей. Полной информации потребитель с ее помощью не получит.

Второе. Президентом поставлена задача наладить контроль за ГМО. Без обязательной сертификации и системного контроля со стороны Россельхознадзора эту задачу выполнить невозможно».

Кроме того, Владимир Чирков обратил внимание на то, что отсутствие понимания, какое количество семян реально реализуется на рынке, затрудняет расчет лицензионных платежей. Это, в свою очередь, ставит под угрозу развитие селекционных центров – как государственных, так и частных. «Последствия недополучения институтами роялти носят катастрофический характер и приводят к дальнейшему обнищанию этой отрасли российской науки и ее все большему техническому и кадровому отставанию от передовых стран (точнее, от транснациональных корпораций)», – прокомментировал ситуацию эксперт от бизнеса. По его словам, нынешняя система добровольной сертификации удобна для тех, кто не хотят заявлять о своей деятельности, не хотят работать честно и открыто.

Владимир Чирков также заявил, что фактически, согласно законопроекту, крупные производители семян могут сертифицировать сами себя. Здесь явно имеет место конфликт интересов. «Мы сравниваем себя с зарубежными рынками, стремимся к либерализации, но, к сожалению, менталитет у нас совершенно другой. Без четкого понимания, что есть контроль государства, что есть ответственность за нарушение законодательства, работать система у нас не будет. Это факт».

ООО «ЭкоНива-Семена» в качестве представителя бизнес-сообщества вынесла ряд предложений как по модернизации законопроекта о семеноводстве, так и по технологии его реального применения.

Среди наиболее важных:

  • Отмена возможности определения оригинатором числа поколений элиты

Предполагается, что данная мера позволит многократно увеличить спрос на оригинальные семена, что в свою очередь приведет к росту внебюджетных поступлений у организаций, занимающихся селекцией и первичным семеноводством и позволит институтам финансировать ту научную деятельность, которая сегодня испытывает дефицит средств. Кроме этого, возрастет спрос на высококвалифицированных специалистов в области первичного семеноводства, что приведет к созданию или расширению соответствующих кафедр в профильных ВУЗах.

  • Отмена так называемой фермерской льготы, то есть освобождение от уплаты лицензионных платежей в течение двух лет с момента приобретения семян при использовании полученных репродукций для собственных нужд. Однако в то же время следует сохранить данную меру поддержки для предприятий, имеющих менее 1000 га.

По мнению эксперта, данная мера «потеряла свой изначальный смысл и в настоящее время применяется всеми сельхозпроизводителями, в том числе крупными холдингами, что приводит с одной стороны к снижению затрат на производство у покупателей семян, а с другой – подрывает экономическую базу у предприятий, занятых научной деятельностью в сфере селекции. Мировая практика в данном вопросе предлагает компромиссное решение: уплата сельхозпроизводителями пониженной ставки роялти на партии семян, произведенных для собственных нужд».

  • Исключительно государственная сертификация, которая должна производиться Россельхозцентром и Россельхознадзором.

Андрей Васильевич Алабушев, академик РАН, директор Всероссийского научно-исследовательского центра зерновых культур имени И. Г. Калиненко также выступает за введение обязательной сертификации.

«У нас сейчас 70% проходимцев на рынке семян – и все они хотят в нем участвовать! – заявил академик РАН. – Сертификация должна быть не добровольной, а обязательной. Мы должны понимать, есть ли материально-техническая база у тех, кто продает семена. Если мы этого не сделаем, через три года в Российской Федерации на селекционной науке можно поставить крест».

Также академик РАН отметил важнейшую роль государственного реестра селекционных достижений. «На сегодняшний день у нас огромная коллекция, около 120 тысяч озимой пшеницы – не говоря уже про остальные культуры. Мы собираем через институты все новые сорта мира. Приведу пример. 6 лет назад во всех газетах Северного Кавказа одна итальянская фирма предлагала свои семена озимой пшеницы, которая по качеству – мировой стандарт, непревзойденный урожай. Мы по просьбе Минсельхоза взяли эти сорта и выяснили, что в засушливой зоне они в 2,5 раза уступают российским стандартам. Потому, если сегодня мы отменим Госреестр, такая грязь со всей Европы сюда пойдет! Кто потом будет перед товаропроизводителями отвечать?».

Очень большой процент семян, ориентированных на широкого потребителя, также не соответствует ни стандартам качества, ни сортовой чистоте. «Сертификация – это, прежде всего, сортовой контроль, – уверен Игорь Александрович Лобач, президент Национального союза селекционеров, семеноводов. – А кто хоть раз в пакетики заглядывал, проверял чистоту?».

Очень важна модернизация законодательства в области семеноводства и в свете главного вектора развития российского АПК – реализации экспортного потенциала.

«Белоруссия нам в этом году запретила продавать семена. 6 тысяч тонн кукурузы остались в России. Почему? – рассуждает Игорь Александрович. – Потому что такие участники рынка, которые как раз и против проверок, реестра – и всего закона, в прошлом году завезли 1,4 тыс. тонн семян, а в этом – 2,6 тыс. В результате Витебская область осталась без силоса и правительство Белоруссии запретило импорт семян. Мы провели контроль с их Госсорткомиссией. И только благодаря тому, что среди 120 образцов, которые туда направили российские добросовестные производители, не оказалось ни одного некачественного, полный запрет был снят».

Минсельхоз готов к открытому диалогу с участниками отрасли. Петр Александрович Чекмарев, Директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений, вынес предложение за подписью первого замминистра сельского хозяйства разослать закон «О семеноводстве» во все регионы РФ для дальнейшего обязательного обсуждения и протоколирования всех вынесенных инициатив. «Мы можем ждать еще год, полтора, для того, чтобы обновить законопроект».

В случае, если региональные обсуждения не дадут результата, для принятия закона будет созван Всероссийский съезд селекционеров и семеноводов.

Также при Министерстве сельского хозяйства будет создан экспертный совет по разработке законопроектов и нормативно-правовых актов.

Стоит ли ожидать скорых «всходов» на правовом поле? Увидим.