УЗО, СУВЛАКИ, СИРТАКИ. ВСЕ КАК ПРЕЖДЕ

УЗО, СУВЛАКИ, СИРТАКИ. ВСЕ КАК ПРЕЖДЕ

78

     «Заведи в Греции разговор о ботанике или пчеловодстве — и оглянуться не успеешь, как он перекинется на политику!»

     «Последовала череда самых разнообразных тостов. То один из сотрапезников, то другой вставал и предлагал выпить за что-нибудь. В воздухе уже опять запахло дискуссией о политике».

     «В таверну вошли несколько рабочих и ремесленников, каждый — со свежей вечерней газетой, и тоже спросили вина. Тут же завязалась яростная дискуссия о политике».

    Из свидетельств путешественников

     Греция — благодарная страна с точки зрения выяснения связи еды и общественной жизни. Почти все туристы говорят об этом. При том, что это не самая богатая страна на свете, здесь каждый норовит вас угостить и немедленно вовлечь в бурную дискуссию.

Джеральд Даррелл в своей книге о жизни Корфу рассказывал, что, заблудившись в горах, набрел на хижину бедного пастуха и был абсолютно уверен, что там его непременно накормят. И точно — хозяин немедленно предложил ему бутылку пива, кувшин воды, тарелку с хлебом, оливками и инжиром. И даже дал на дорогу кисть винограда.

Иностранцы не очень любят местное вино — рецину, им кажется, что оно отдает резиной или скипидаром. На самом деле в него просто кладут сосновую смолу. И если гость выпьет рецину не поморщившись, греки будут весьма довольны.

В каждом маленьком селении обязательно найдется хоть одна кофейня. Если вы зайдете в гостиницу какой-нибудь захудалой деревни, вас в первую очередь проводят в столовую и начнут яростный спор, какое угощение подать. Так описывает подобную сцену наш любимый путешественник Генри Мортон:

«Дочь хозяев хотела зарезать курицу. Кто-то еще предлагал тушеные бобы. Пока все это с большим жаром обсуждали, одна милая девушка, у которой оказалось больше здравого смысла, чем у всех остальных, молча принесла кувшин вина и налила мне. В самый разгар спора, когда я уже начинал свыкаться с мыслью, что поесть вообще не дадут, открылась дверь, и появился мальчик с огромной рыбиной. Ее выловили как раз под храмом Посейдона.

Как бы там ни было, я был рад уже тому, что они намерены запечь для меня эту рыбину. Мать семейства крепко обняла юного рыбака, расцеловала его в обе щеки, что, кажется, удивило его, после чего они отправились готовить. О результате их совместных усилий могу сказать только одно: пока вы не попробовали приготовленную по-гречески, да еще, к тому же, только что выловленную у мыса Суний рыбу, вы не имеете права высказываться о кефали».

СЕМЯ ЗЕМЛЕЮ ЗАСЫПЬ!

Страсть к еде и сельскому труду настолько сильна у греков, что сохранилась история о споре двух величайших поэтов — Гомера и Гесиода, выиграл который, вопреки мнению толпы, отнюдь не автор «Илиады», а крестьянин из беотийской деревушки. Говорят, злой брат незаконно забрал у него кусок земли, и он в назидание ему написал знаменитую поэму «Труды и дни», где подробно описал все сельскохозяйственные процессы:

Вечным законом бессмертных положено людям трудиться:

Делай, что я говорю, за работой работу свершая!

Лишь на востоке начнут восходить семизвездьем Плеяды,

Жать поспешай; а начнут заходить — за посев принимайся.

Влажная почва ль, сухая ль — паши, передышки не зная,

С ранней вставая зарею, чтоб пышная выросла нива.

Семя землею засыпь.

 

Судьи объяснили свое решение отдать пальму первенства крестьянину так: «Гомер воспевает войну, а Гесиод — мирный труд, Гомер учит убийству и разрушению, Гесиод — созиданию и справедливости. Кто же достойней?»

НЕ ЗАКАЗЫВАЙТЕ КОФЕ ПО-ТУРЕЦКИ

В современной Греции все, увы, намного печальней. Хотя оптимизма здесь никто не теряет. Ведь в этой стране находится пуп земли. И каждый грек тоже считает себя таковым. Вежливый гость никогда не оспорит в разгаре застолья этот постулат. Иначе ему укажут: «Когда мы строили Парфенон, вы еще прыгали по веткам».

Они пережили 400-летнюю турецкую оккупацию, и большинство их блюд даже по названиям перекликается с пищей завоевателей: долма — долмадес, пилав — пилафи. Но упаси вас Бог заказать кофе по-турецки! Только по-гречески, хотя способ приготовления, в общем, одинаков.

Стол всегда будет полон — говорят, у греков в генетической памяти годы недоедания. Во время фашистской оккупации только в Афинах от голода пострадали 350 тысяч человек. Теперь они едят много и с удовольствием. Могут спустить за столом месячную заплату, а потом немного попоститься, но никогда не пожалеют об этом. Им очень близки наши выражения «авось» и «небось», а в застольном репертуаре есть песенка с припевом: «А мы все сидим в кофейне — сигары, кофе и карты, и пусть будет что будет, брат!»

Но чтобы представить себе реальное положение дел, достаточно прочесть впечатления болгарского друга нашего журнала, посетившего страну совсем недавно: «Цены в Греции в евро, и они ужасны. Думается, что если все-таки Болгарию, по причине недомыслия наших горе-политиков, заставят войти в ценовую еврозону, мы все дружно откинем лапки, или, как говорят болгары, «сдадим багаж», что, впрочем, одно и то же. Правда, внешне кризис не заметен, свистопляска круглосуточная. Узо, маслины, сувлаки, сиртаки… Однако если Меркель денег не даст, площадь Синтагма в Афинах из большой таверны превратится в баррикады. «Прогибаться» греки не будут — греческий менталитет и немецкая дисциплина — две трудно уживающиеся идеи, если не сказать невозможные».

В прошлом году эксперт Елен Патадоттуло объяснил грекам, откуда взялись их долги:

     «Сельское хозяйство уничтожалось целенаправленно. Все теми же крупными монополистами! Наши аграрии обязаны у них покупать буквально все: семена, удобрения, химию для опрыскивания. Им это не выгодно, но тут опять приходит ЕС и «предлагает помощь». Говорит, мы будем вам выплачивать компенсации. Естественно, эти компенсации входят в долг нашей страны. Зачем? Ведь логичнее выгнать трех монополистов. Да, но они «свои» для севера ЕС. Одна фирма — из США, другая — из Голландии и третья — из Германии.
Полную версию статьи читайте в свежем номере журнала «АгроБезопасность» №2(38) 2017