ТАК ВЫЙДЕМ ИЗ ЦАРСТВА ТЬМЫ!

ТАК ВЫЙДЕМ ИЗ ЦАРСТВА ТЬМЫ!

1123

Есть группа людей в нашей стране, которые следят за боевыми сводками на фронтах непрекращающейся войны в Сирии с особым интересом и болью.

     Это советские, ныне российские специалисты, которые в 70-е годы немало содействовали становлению экономики арабского государства. На несколько лет они оставили родные дома и перебрались на засушливые земли Ближнего Востока для того, чтоб возвести там мощные гидротехнические сооружения, давшие воду ‒ а стало быть, жизнь миллионам людей, испокон века занимавшихся сельским хозяйством в тяжелейших природных условиях.

Не так давно кто-то выложил на просторы интернета старую фотографию, похожую на снимки из школьного альбома. И напомнил о публикации 1973 года в журнале «Огонек» старого образца ‒ когда издание еще писало о людях, вершивших свой ежедневный трудовой подвиг.

Сегодня названия городов и рек страны Ближнего Востока знакомы каждому из нас по сводкам Министерства обороны. Тем удивительней читать восхищенные строки корреспондента Николая Лебедева из далеких 70-х. На территории, где нынче работают лишь фронтовые журналисты в бронежилетах и касках с надписью «Пресса», он спокойно берет интервью у наших соотечественников, занимающихся отнюдь не ратным делом:

      «Знакомлюсь с начальником Управления ГЭС Николаем Федоровичем Череповым. Он покинул родную Тулу ровно три года назад. У берегов Евфрата встретил людей, горевших энтузиазмом, но у которых не было ни опыта, ни знаний в строительстве современного гидрокомплекса.
‒ Сначала, ‒ рассказывает Николай Федорович, ‒ даже растерялись, но постепенно начали преодолевать трудности и главное — отсутствие национальных кадров. В Алеппо открыли курсы. Начали учить феллахов рабочему мастерству, умению управлять современной техникой. Но на первых порах работа все же продвигалась туго. Учили на курсах, учили на месте и все же подготовили кадры».

Феллахи по-нашему ‒ пахари, земледельцы. Как видите, журналист даже не сомневается, что читатели в курсе, кто это такие.

То были времена, когда наша страна была неравнодушна к проблемам своих соседей по планете. И строила не только собственную экономику, но и помогала (не будем утверждать, что в ущерб себе ‒ не уверены) другим государствам, выстраивая мосты дружбы не путем переговоров и культурных обменов, но и конкретным участием в преобразовании земель, и даже создавая на чужих территориях кузницы кадров.

В 60‒70-е годы прошлого века в арабской республике советские специалисты поднимали местный агропромышленный комплекс. 45 процентов территории страны были пригодны для выращивания сельскохозяйственных культур. АПК давал львиную долю валового внутреннего продукта. Однако обработка земли в отсутствие воды давалась крестьянам тяжким трудом. Из 8,7 миллиона гектаров, пригодных для сельскохозяйственных работ, орошалось лишь 600 тысяч.

В 1966 году СССР и Сирия подписали соглашение о строительстве плотины. Однако началу работ помешала война. На границе с Израилем в течение трех лет шли вооруженные конфликты, которые иногда называют «войной за воду». Арабская республика заявила о планах отвести притоки реки Иордан, питающей израильское озеро Кинерет, на свою территорию и встретила ожесточенное сопротивление соседей. На границе двух стран возник очаг напряженности. А в июне 1967 года произошла знаменитая Шестидневная война, в ходе которой было напрочь забыто, что еще в 1956 году министр иностранных дел Израиля заявлял нашему послу: имеющееся соглашение о перемирии «не запрещает проведение ирригационных или каких-либо других работ гражданского характера в демилитаризованной зоне».

Как бы там ни было, приступить к строительству плотины сирийцы с помощью наших специлистов смогли лишь в 1968 году. Завершить работы планировалось к 1975-му.

Вернемся к рассказу корреспондента «Огонька»:

     «В разговор вступает главный специалист по намыву плотины Евгений Александрович Левиновский. Он приехал на Евфрат четыре года назад из Ленинграда.
‒ Пришлось, ‒ рассказывает он, ‒ начинать с нуля. В Сирии вообще не было ни одного человека, который имел бы хоть малейшее представление о гидромеханизации. Наш упорный труд не пропал даром: сегодня Ас-Саура располагает тысячей квалифицированных рабочих-гидромеханизаторов».

Другой журналист, Григорий Темкин, так описывает то, что изначально могли увидеть в те годы наши люди по прибытии в арабскую республику:

«Что значит эта вода для сирийского сельского хозяйства, можно оценить, лишь поездив по равнинам Центральной Сирии. Ландшафт большей частью монотонный: сверкающая клейкая лента бесконечного шоссе на рыжей, спекшейся земле, отдельные квадратики крестьянских полей, которые и полями-то назвать трудно, скорее огороды, распаханные с помощью мулов и засеянные вручную, да редкий придорожный островок «бараньего сука», куда бедуины сгоняют на продажу откормленные отары, ‒ вот и вся, пожалуй, дорожная экзотика посреди выжженной, пыльной пустоши, развернувшейся от горизонта до горизонта».

Наши специалисты провели гидрологические и прочие исследования на площади около 51 тысячи квадратных километров. Разработали и помогли воплотить в жизнь грандиозную программу по орошению засушливых земель и водоснабжению населения.

Сооружение Евфратской ГЭС позволило создать водохранилище объемом в 12 миллионов кубических километров, которое было названо Аль-Асад в честь тогдашнего президента страны. Оно играло ключевую роль в функционировании сельского хозяйства на этих территориях, стало базой для ирригации 640 тысяч гектаров земли, помогло спасти от затоплений плодородную землю евфратской поймы. Насосная станция, созданная с помощью наших специалистов, в 1979 году перекачивала из озера Аль-Асад до 36 кубометров воды в секунду.

Из дружественной арабской республики шли радостные сообщения:

     «Создание евфратского гидрокомплекса позволит удвоить площадь орошаемых земель Сирии. На этих землях будут выращиваться пшеница и хлопок, овощи и фрукты, развиваться скотоводство.
Кроме того, введение в строй новых орошаемых земель позволит перевести кочевников на оседлый образ жизни и принять часть феллахов тех районов, где ощущается острая нехватка воды».

     Но ХХI век внес в мирную жизнь свои коррективы, опрокинув созидательные планы миллионов людей.

Наши специалисты после перестройки 90-х больше не ездили на Ближний Восток. Возведенные ими сооружения остались без присмотра. Но кто-то хорошо наблюдал за ситуацией с других земель. И предсказывал скорую войну. Один иностранный аналитик сообщает:

«Подземные воды Сирии упали до самого низкого уровня. 420 тысяч колодцев, вырытых местными жителями без всякого контроля, больше не дают воды. Без воды сельское хозяйство невозможно ‒ феллахи массово переезжают в города. Но и там нет работы ‒ положение становится катастрофическим, нарастает политическая напряженность в стране».

Политика начинает править экономикой. Вода становится предметом торга. Сложно судить о правоте-неправоте израильтянина, но он печется о собственной земле, еще не представляя, к каким последствиям приведут его тревоги. Сотрудник Института междисциплинарных исследований в Герцлии (Израиль) доктор Гай Бехор пишет в 2009 году:

«Абсолютно ясно, что жизненный интерес Сирии ‒ вернуть себе выход к Кинерету и качать из него воду для орошения полей в районе Дамаска, Халеба и Хомса. Да, да, наш бедный Кинерет, водой которого пользуются сегодня Израиль и Иордания (мы даем иорданцам определенное количество воды в рамках мирного договора). К клубу жаждет присоединиться и Сирия. И если она этого добьется, то начнет качать воду без оглядки. Они уничтожили собственное водное хозяйство и то же самое сделают с нашим. Сирийцы с завистью поглядывают на нашу воду, а мир с Израилем им вовсе не нужен.

     Почему это должно нас волновать? Знает ли обо всем этом Обама, которому так хочется, чтобы Сирия и Израиль заключили мирный договор? Почему Израиль должен расплачиваться за катастрофическую политику партии БААС, превратившей свою страну в пустыню? Только болван может согласиться дать им воду Кинерета. Разве мы болваны?

Теперь скажите, можно ли было брать в посредники на переговорах с Сирией Турцию, которая держит Дамаск за глотку, перекрывая воды Евфрата? Турция кровно заинтересована в том, чтобы Сирия получила выход к Кинерету.

     В прошлом, когда сирийцы кипели от гнева по поводу того, что турки делают с Евфратом (в нарушение международного права), в Анкаре узнали, что арабские соседи то же самое делают с водами Аси (Оронта), которая течет из Сирии в Турцию. Турки сказали сирийцам: «Посмотрите на себя! Вам можно, а нам нельзя?» Однако Оронт небольшая речушка, а Евфрат ‒ огромная река. Туркам этого хватило: прецедент есть прецедент.
В случае заключения мирного договора турки покажут им пальцем на Кинерет: «Качайте оттуда!»

     Сирийцы говорят о Голанских высотах и потерянном сирийском достоинстве. На самом деле они имеют в виду совершенно другое. Беда Израилю, если он не примет в расчет данные о водной катастрофе в Сирии. И беда США, если они игнорируют эту информацию. Ведь если вода исчезает, вместе с ней может исчезнуть и режим Асада».

Услышали намек? Совсем скоро он начнет воплощаться в жизнь.

Вода может стать источником войны. А может принести мир и покой. Наши специалисты, прекрасные молодые люди, которые смотрят на нас с этого старого снимка, принесли надежду на землю дружественной страны.

ХХI век разрушил планы и мечты ее жителей. Сводки из города, где наши специалисты строили счастливую жизнь для братского народа, ужасают.

И мы можем только гадать, что чувствовали люди с этой фотографии, когда читали:

     «Две недели назад турецкое правительство снова вмешалось в сирийский кризис. Последствием может стать невиданная по масштабам гуманитарная катастрофа. По информации ливанской газеты al-Akhbar, турки перекрыли подачу воды Евфрата в Сирию. Это угрожает не только населению Сирии, но и Ирака. Уровень воды в озере Асад упал на шесть метров. Миллионы сирийцев остались без питьевой воды».

Подробнее читайте в первом номере нашего нового журнала «Мелиорация».