Рекордный урожай пшеницы в России угрожает американским фермерам

Рекордный урожай пшеницы в России угрожает американским фермерам

36

Российские производители пшеницы чрезвычайно успешно наступают на позиции американских фермеров на мировом рынке. Дело дошло до того, что американцы закрывают торговое представительство своей «Пшеничной ассоциации» в Египте, крупнейшем в мире импортере пшеницы.

Российские успехи в сельском хозяйстве стали уже, в общем, привычными за последние годы. Однако стоит почитать оценки происходящего от сторонних — и не слишком доброжелательных — наблюдателей, чтобы осознать и осмыслить весь масштаб происходящих процессов. К тому же, хотя статья в The Wall Street Journal представляет собой добросовестную аналитику с приличным набором фактуры, она все равно дает при чтении огромное количество поводов для иронии и шуток.

Например, выяснилось, что нынешний российский рекордный урожай пшеницы обрушил мировые цены на нее. В Чикагской торговой палате цена за бушель зерна (35,2 литра) с июля упала на четверть — до 4,19 доллара. При этом, по мнению WSJ, для России эта ситуация вполне комфортна из-за ослабленного рубля.

По поводу закрытия представительства в Египте спикер «Пшеничной ассоциации» Стив Мерцер так и сказал: «Мы просто не можем конкурировать с Россией в ценовых вопросах на этих рынках».

Классический пример того, когда по уму все вроде сделано правильно, а результат почему-то не радует: сами же порвали санкциями российскую экономику в клочья, рубль упал, только вот почему-то неожиданный побочный эффект проявился.

Отдельной темой для внимания журналистов WSJ оказалась эффективность российских хлеборобов. За последние пять лет урожайность пшеницы в России выросла на 70 процентов. Зато ожидается, что в Штатах он упадет на четверть из-за засухи и поздних метелей на Великих равнинах. По оценке Минсельхоза США, урожайность на российских полях в этом сезоне будет вдвое выше, чем на американских. А в целом доля американской пшеницы на мировых рынках упала до 15 процентов, в то время как еще не так давно, в 1970-х, она составляла половину.

При всей иронии — статьи, подобные вышедшей в WSJ, помогают понять ту иррациональную истеричность, которая ныне захлестнула Запад в поиске «русского следа» в любом событии в любой точке мира. Это вполне понятная и очень человеческая реакция, когда сталкиваешься с феноменом, от которого отчетливо исходит дух сверхъестественного.