«Позиция отдельных представителей рынка органики тормозит развитие новой сферы»

«Позиция отдельных представителей рынка органики тормозит развитие новой сферы»

58

«Чем ближе Россия к вступлению в силу закона об органике, тем более заметно противоречие участников рынка по процессам, проходящим в рамках подготовительной работы». Исполнительный директор Национального Органического Союза Олег Мироненко анализирует выступления в прессе представителей Союза органического земледелия, которые подвергают критике процесс подготовки к вступлению в силу российского закона об органике.

Через 7 месяцев вступит в силу закон «Об органических продуктах». Сейчас идёт активная работа по подготовке подзаконных актов, разработке реестра производителей органической продукции, созданию графического знака, маркирующего такую продукцию. Однако чем ближе Россия подходит к этой дате, тем больше видно сопротивление отдельных участников как традиционного, так и органического рынка процессам, проходящим в рамках этой работы. Кто-то это делает по непониманию ситуации, а кто-то преднамеренно, либо пытаясь остановить или притормозить процесс, либо заработать очки или получить дивиденды на формирующемся рынке.

Тех, кто является открытым противником этого процесса, понять легко, это вопросы бизнеса, ментальности, привычек. Однако непонятна позиция ряда организаций, которые ранее публично поддерживали и принятие закона, и разработку национальных стандартов, и даже позиционировали себя в качестве их разработчиков, однако сейчас резко поменяли свою позицию по целому ряду вопросов.

Например, недавно в ряде СМИ вышли материалы Союза органического земледелия с анализом того, как будет развиваться органическое сельское хозяйство, в свете обсуждения экспертами рынка приказа о создании реестра производителей. Ряд утверждений в статье представляются спорным, и исполнительный директор Национального Органического Союза Олег Мироненко прокомментировал эти моменты.

В частности, председатель правления СОЗ Сергей Коршунов в статье пишет, что Россия, выходя на новый для нее международный рынок органики, который уже сложился десятилетия назад, «пытается создать свои исключительные правила игры для этого рынка и заставить мир их признать», но это, по его мнению, потеря времени и рынка, а также и денег сельхозпроизводителями.

Как считает Олег Мироненко, Россия вовсе не идет по какому-то собственному пути: «Мы не изобретаем велосипед. Разработка российского законодательства в сфере органики ведется в соответствии с существующими мировыми практиками, в том числе ведущих стран — США и в первую очередь, конечно, Европы. Если внимательно ознакомиться с российским законодательством в сфере органики, то можно увидеть, что основой его создания являются рекомендации Кодекса Алиментариуса (Codex Alimentarius) и базовые стандарты IFOAM International, также в качестве базовых стандартов для написания российских стандартов использовались 834-й и 889-й еврорегламенты и другие, о чем написано, например, в введении к Межгосударственному стандарту ГОСТ 33980 — 2016».

Россия, напоминает Олег Мироненко, внимательно изучала международный опыт: «Все шаги, которые мы совершали, согласовывались с международным сообществом. В ходе подготовки российского закона об органике законопроект отправлялся в FAO (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) на анализ, и мы получили мнение FAO по данному вопросу. Также все стандарты и законы переводились на английский и немецкий языки и направлялись на соответствующую оценку, например, в Германию. В этом направлении велась большая работа с экспертами Германо-Российского агрополитического диалога. Сейчас такая работа продолжается, российский стандарт проходит согласование с IFOAM International, эта работа идёт уже более 1,5 лет.

Кроме того, эта работа над законодательством велась не закулисно, а публично, проводились заседания рабочих групп на разном уровне с широким участием органической общественности. Поэтому было странно слышать такие слова от организации, которая была участником всех рабочих групп, в 2015-16 годы входила в состав Общественного совета при Минсельхоз РФ и всё последнее время в качестве основного результата своей работы в 2016- 2018 годах говорила о принятии закона и подзаконных актов и позиционировала себя как их разработчик, а теперь вдруг резко поменяла позицию».

Специалисты СОЗ пишут, что международные стандарты не признаются в России, так же, как российские стандарты не признаны в мире, но Олег Мироненко поясняет, что это нормальный ход вещей: «Все страны мира, которые развивают собственный органический рынок, прошли этот процесс. Это и есть процесс взаимопризнания. Это процесс долгий с большим количеством подводных камней. И это процесс не всегда связан с органикой, часто в нем присутствует и политика. Например, долгое время американские стандарты не признавались в Европе, а европейские — в США, хотя их эквивалентность была достаточно высокая (около 95%). И даже сейчас после прохождения процедуры взаимопризнания (которая длилась более 12 лет) часть продукции, сертифицированной в США, до сих пор не может продаваться в Европе как органическая. Например, в США при производстве органических продуктов может использоваться гидропоника, а в большинстве стран мира, в т.ч. Европе, этот метод производства органики запрещён, т.к. в соответствии с базовыми требованиями только земля признается основой для её выращивания. Поэтому органическая продукция, произведенная в США в теплицах на гидропонике, продаваться в Европе как органика никогда не будет. Россия идёт по этому пути. Есть надежда пройти процесс взаимопризнания быстрее, чем это происходило у пионеров органики. Но для этого должна быть сформирована определённая государственная политика в этом направлении, а она пока у нас есть лишь на словах».

Союз органического земледелия выступил также в своем материале за одностороннее признание международных стандартов для свободного обращения импортной сертифицированной органической продукции на российском рынке.

Для чего СОЗ предлагает в одностороннем порядке признать международные стандарты, не совсем ясно, говорит исполнительный директор НОС: «Тактика развития российского законодательства строится на взаимопризнании, то есть мы признаем ваши продукты органическими, вы наши. А это не только вопрос взаимопризнания правил производства и переработки, но и сертификации, и аккредитации, и главное — установление единообразной системы контроля над экспортируемой и импортируемой органической продукцией. Если мы хотим бесконтрольного движения зарубежной продукции на наших полках, тогда тактика одностороннего признания могла бы быть, но кто тогда будет отслеживать это движение продукции на наших полках и защищать права потребителей? При сертификации по российскому законодательству оговорено, кто и как должен следить за полкой, при сертификации по другим стандартам — нет. Тогда получается, что своих производителей мы ставим в неравные условия с зарубежными: за своими производителями мы следим и наказываем в случае нарушений, а зарубежные коллеги пусть делают на наших полках, что хотят. Тогда в чем изменится ситуация? Как был фальсификат на полке, так он и останется.

Поэтому вопрос в другом: как при наличии на российской полке более 80% импортного органического товара не прийти к ситуации, когда после вступления закона в силу на полке не окажется ни одного легального западного органического продукта.

Возможна ситуация временного свободного хождения органической продукции, сертифицированной в Европе, но это должен быть определенный временной период, пока не наступит момент взаимопризнания, или мы не сможем сами заполнить органические полки. Эту тактику нам предлагали на 3 года немецкие коллеги. Но тогда в рамках межправительственных соглашений должен быть оговорен вопрос, каким образом эта продукция должна приходить на наши полки и как контролироваться. Сегодня необходимо решать эту задачу, а не вопрос одностороннего признания международных стандартов, которые тоже имеют тенденцию меняться. Например, еврорегламент 834 будет отменен в 2021 году и в силу вступит новый. Поэтому ещё раз хотелось бы подчеркнуть, что российский закон об органике регулирует производство продукции российскими производителями для внутреннего рынка, а не движение зарубежной продукции, этот вопрос надо обсуждать отдельно. И не в виде непонятных деклараций, а в виде конкретного плана действий».

«При этом, — замечает СОЗ в статьях, — все российские экспортеры работают только по международным стандартам ЕС, США и Японии. Также по этим же международным стандартам работают дистрибуторы, дилеры импортной органической продукции. Все, кто работает по международным стандартам ЕС, США и Японии не будут представлены в едином государственном реестре производителей органической продукции. Все они выводятся в серую зону. А это ведущие производители в РФ, и лидеры экспорта органической продукции».

Олег Мироненко не соглашается с утверждением о том, что существующие правила ущемляют права экспортеров. «Нынешний закон направлен на регулирование внутреннего рынка и не может ущемлять тех, кто экспортирует органику. Сейчас на рынке хаос, почти 80% органической продукции на полках таковой не являются. На решение этой проблемы закон и был направлен. С точки зрения экспорта российской органической продукции, сертифицированной по российскому ГОСТу, законодательство находится в периоде взаимопризнания с зарубежными странами, то есть до конца этого периода такая продукция в эти страны как органическая поставляться не сможет. Поэтому по экспорту пока будет сохранена схема, которая действует сейчас. Поставки в другие страны будут осуществляться по правилам тех стран, куда они поставляются. Экспортеры в своей основе не работают на российский рынок, поэтому им не требуется российский сертификат. Вопросы экспорта лишь частично относятся к Минсельхозу РФ, кроме него этим занимаются Минпромторг и другие ведомства, курирующие экспорт. Этот сектор надо развивать и поддерживать параллельно с развитием внутреннего рынка: создать реестр экспортеров, ввести коды товарной номенклатуры ВЭД по органической продукции, принять программы развития экспорта российской органики и так далее. Но до решения ситуации с взаимопризнанием моменты, связанные с экспортом российской органики, будут находиться в рамках законодательств тех стран, куда происходит экспортная поставка».

При этом из 100 сертифицированных российских производителей 85 работают на внутреннем рынке, в том числе имеющих европейские сертификаты, и сейчас они стали массово переходить на сертификацию по ГОСТу (25 компаний за конец 2018 – начало 2019 года), подчеркивает Олег Мироненко: «С этим нет проблем, технология отработана, поэтому никакой серой зоны для них не существует. То есть речь идёт о 15-20 компаниях, большинство из которых занимается экспортом продукции из дикоросов, и которые по-прежнему работают на международных сертификатах. Но ни от одной из этих компаний я также не слышал о возникших проблемах, связанной с сертификацией или их учётом в реестре производителей. Есть другие проблемы: логистика, таможня, требования к фумигации мест хранения и транспорта и так далее. Это проблемы, которые надо решать с соответствующими органами, и это то, над чем мы сегодня серьёзно работаем».

СОЗ также высказывает сомнения относительно сложившейся ситуации, когда в Росаккредитации аккредитован только один сертифицирующий орган: «В России в настоящий момент аккредитован только один частный орган по сертификации по стандарту ГОСТ 33980-2016, и весь рынок вынужден работать только через него. По вступающей в силу с 01.01.2020 нормативно-правовой базе только они будут иметь право выдавать сертификаты и вносить сведения в единый государственный реестр. Фактически создана искусственная монополия под одну частную компанию».

Олег Мироненко напоминает, что сейчас в России в рамках зарегистрированных в Росстандарте Систем добровольной сертификации действует 15 сертификационных компаний, которые проводят добровольную сертификацию на органику. Но все они не подвержены никакому контролю, что приводит к негативным последствиям: «В итоге в большинстве компаний, которые получают подобные добровольные сертификаты, производят фальсификат. Результат мы видим на наших полках. Вот почему нужен контроль за компаниями, выдающими органические сертификаты. Во всем мире система контроля строится на государственном уровне, в России такой контроль возложен на Росаккредитацию, которая и выдает аккредитационные свидетельства компании-сертфикатору и отзывает аккредитацию в случае нарушений с их стороны».

Российская система аккредитации работает в рамках международных правил. Все европейские сертификационные компании сейчас проходят аккредитацию в европейских органах по аккредитации, определённых Европейским советом, в рамках международного стандарта ISO 17065, в России, напоминает Олег Мироненко, аккредитация проводится по тому же стандарту.

« «Органик Эксперт», пока единственная аккредитованная компания, частная организация прошедшая аккредитацию в государственном органе по международному стандарту. При этом такую же возможность имеет любая другая сертификационная компания. Соответствуй критериям ИСО по требованиям к сертификационной компании в области органического производства — и проходи аккредитацию. Однако сегодня очереди в Росаккредитацию из сертификационных компаний не видно. Получив первые вопросы в начале процесса аккредитации, многие понимают, что это не халява, и отказываются от процедуры прохождения. Мы слышали много возмущений на уровне слов, что «не пускают, не дают» и так далее. Однако, когда мы просим доказательств, чтобы разобраться в ситуации, «возмущённые» сразу исчезают. Такой запрос мы направляли и в СОЗ, однако пока ответ и оттуда не получили. Поэтому вывод СОЗ о том, что выстроена некая искусственная монополия, не имеет под собой оснований. Да, есть проблематика, — замечает исполнительный директор НОС. — В частности, сейчас недостаточно экспертов, которые могут участвовать в аккредитации компаний-сертификаторов, их надо учить. Мало и экспертов по сертификации, из-за чего есть ограничения для аккредитации таких компаний. Но нельзя говорить о том, что наша система сертификации не соответствует международным нормам и построена под одну компанию».