Новый закон об «экологически чистых» продуктах становится риском для развития рынка органики в России и экспорта органических продуктов за рубеж

Новый закон об «экологически чистых» продуктах становится риском для развития рынка органики в России и экспорта органических продуктов за рубеж

70

Пока сектор сельского хозяйства занят активной подготовкой к вступлению в силу принятого закона об органическом земледелии, возник новый законопроект об экологически чистой продукции, которую предполагается продвигать на экспорт в рамках исполнения февральского президентского Послания Федеральному собранию. Однако законопроект предлагает разрешить использование в «экологически чистом» продукте химии, что полностью противоречит принципам органического производства и вносит хаос на рынок.
Через полгода в России вступит в силу принятый закон об органическом производстве. Идет масштабная подготовка законодательного и информационного поля к практическому применению норм закона. С января 2020 года, придя в магазин, покупатель сможет получать настоящий органический продукт, производители органики будут занесены в официальный реестр Минсельхоза, а все данные об органическом товаре, маркированном товарным знаком «органик», можно будет также узнать по QR-коду, нанесенному на упаковку. Однако только все, казалось бы, начало приводиться в порядок и систему, как на рынке снова возник хаос. Внезапно появился законопроект об экологически чистой продукции.
Появление этого вызывающего споры документа связано с поручением президента РФ Владимира Путина. «Наше естественное преимущество, я думаю, что все с этим согласятся, — это огромные природные возможности, их нужно использовать для увеличения производства экологически чистой продукции. Поручаю правительству создать защищенный бренд отечественной чистой «зеленой» продукции, он должен подтверждать, что в ее производстве использовались только безопасные для здоровья людей технологии, служить гарантией качества на внешнем и внутреннем рынках», — заявил глава государства в феврале 2019 года в своем послании Федеральному собранию, выразив надежду, что наша продукция будет хорошо продаваться за рубежом.
Авторы законопроекта утверждают, что именно об «экологически чистой продукции» президент и говорил. Однако участники рынка убеждены, что Владимир Путин в своем февральском послании говорил и об органическом сельском хозяйстве – ведь именно закон об органике, так долго пробиваемый в России, и был принят в 2018 году во многом благодаря тому, что глава государства обратил внимание на эту ситуацию. «Законопроект об органике двигался долго. В 2017 году на встрече президента Владимира Путина с представителями бизнеса в Ярославле мы снова подняли этот вопрос, и Владимир Путин ответил, что надо «подтолкнуть закон», — рассказывает Олег Мироненко, исполнительный директор Национального Органического Союза.
«Это очень перспективное направление, это совершенно очевидно, и от этого зависит здоровье людей, здоровье нации», — отметил на той ярославской встрече Владимир Путин, подписав после нее поручение в адрес правительства РФ, в котором попросил разработать комплекс мероприятий «для создания устойчивого развития органического сельского хозяйства» — «в целях обеспечения внутреннего рынка отечественными экологически чистыми продуктами питания». С принятием закона об органике сфера органического производства получила официальное одобрение.
Неожиданное появление законопроекта об экологически чистой продукции оценивается участниками рынка не как помощь в реализации поручения президента, а как документ, вносящий сумятицу и путаницу.
Текст законопроекта уже опубликован Минсельхозом на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов https://regulation.gov.ru/projects#search=%20%D0%AD%D0%9A%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%A7%D0%95%D0%A1%D0%9A%D0%98%20%D0%A7%D0%98%D0%A1%D0%A2%D0%9E%D0%99%20%D0%9F%D0%A0%D0%9E%D0%94%D0%A3%D0%9A%D0%A6%D0%98%D0%98&npa=92979. То есть если закон об органике тщательно писался и выверялся несколько лет в ходе его продвижения, то новый законопроект об «экологически чистых» продуктах родился буквально за пару месяцев. Это объяснимо: фактически он представляет из себя просто переписанный текст закона об органике.
Позиция Минсельхоза довольно странная. Чиновники просто рапортуют, что выполняют указания президента страны. Но они не углубляются в тему. Кроме того, нарушаются сроки публичного обсуждения проекта: ведомство просит всех желающих высказаться до 5 августа, хотя на это обычно дается два месяца. Спешка понятна: к 5 сентября Госдума выходит из отпуска, и нужно поторопиться передать законопроект на рассмотрение депутатам.
Зарубежные страны, потребляющие органику, действительно уже не могут полностью обеспечить себя продукцией. Например, Германия потребляет органики на 10 млрд евро, а производит на 1,8 млрд евро, остальное закупает за рубежом. Казалось бы, сюда и направить усилия по реализации Послания президента, развивать органический рынок, устанавливать экспортные отношения с Европой и другими странами.
Но вместо развития органического рынка России внезапно ставится задача срочно развивать рынок «экологически чистой продукции».
Новый законопроект декларирует, что «экологически чистая продукция – сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, произведенные в массовом количестве по современным агро- и промышленным технологиям с применением ограниченной группы безопасных для человека и окружающей среды удобрений и других агрохимикатов, средств защиты растений, кормов, кормовых и пищевых добавок».
Но ведь массовое производство, к тому же с применением химических веществ, — не является органическим (экологическим) сельским хозяйством и прямо противоречит его принципам!
Законопроект разрешает использовать в «экологически чистой продукции» ряда «безопасных для человека и окружающей среды удобрений и других агрохимикатов, средств защиты растений, в том числе химических, стимуляторов роста растений, стимуляторов роста и откорма животных, кормов и кормовых добавок для сельскохозяйственных животных, птиц и аквакультуры», то есть все то, что органика запрещает. Можно также будет найти в «экологически чистом» продукте и такие вещества, как ароматизаторы, усилители вкуса.
Законопроект предполагает, что у «экологически чистых» продуктов будет и маркировка, и стандарты, и точно такой же реестр их производителей, как и реестр органических компаний.
Складывается опасная ситуация для развития российского органического сельского хозяйства. Ведь в Европе понятия «органический» и «экологический» равнозначны, и «экологический продукт» в Германии – это органический продукт в нашей трактовке. Российская органическая отрасль очень обеспокоена тем, что будет путаница в понятиях. И если мы придем в Европу со своей «экологически чистой продукцией», в которой насыпано немножко пестицидов, такой продукт там просто не примут. Ситуация приведет к тому, что наши российские «экологические продукты» будут сначала восприниматься на Западе как органические, поскольку термины равнозначные. А потом, узнав, что у нас их делают с химическими удобрениями и прочим неразрешёнными в органике компонентами, отнесут их не к чистой продукции или к органике, а к обычной индустриальной сельхозпродукции. Что касается внутреннего рынка, то получится, что такой обычный традиционный продукт сельского хозяйства будут продавать как экологически чистый! И потребитель, который только начал привыкать к понятию «органическая еда» и худо-бедно разбираться в отличии такой продукции от обычной, запутается окончательно. Органический сектор долго боролся за то, чтобы потребитель понимал, что такое органические продукты. Если будет введен термин «экологически чистый продукт», органику можно будет, считают представители сектора, похоронить как сегмент рынка. Все, за что бились представители органического сообщества более 6 лет, просто пропадет.
Получится, что органика — это просто один из видов экологически чистых продуктов, где может быть та же химия, которая есть в индустриальных продуктах. В таком случае, 90 процентов нашего рынка соответствует экологически чистому продукту. Подобный подход дискредитирует рынок.
Без публично обсуждённой терминологии, с привязкой к существующему мировому опыту, цель продвижения законопроекта размыта и явно положительно не повлияет на развитие экспорта. И сейчас органическое сообщество вынуждено биться за подлинную чистоту своих принципов и своей продукции. Эксперты сектора взывают к Алексею Гордееву, зампреду правительства РФ по вопросам агропромышленного комплекса: важно понять, что органика и «экологически чистые» продукты в таком прочтении принципов производства – совершенно разные понятия, и появление подобного закона приведет к невыполнению поручения президента.
«Новый законопроект — это нонсенс. Понятно, что есть определённые бизнес интересы. Есть желание расширить использование более экологичных химических удобрений в производстве. И это отдельная задача. Но в предлагаемом варианте органическое и экологическое земледелие не будет никак отличаться от индустриального земледелия в своем влиянии на ландшафт, на экологию, — считает Анатолий Накаряков, исполнительный директор ООО «Савинская Нива». — Получается, нас, тех ко хочет заниматься органикой, снова поворачивают к использованию в сельском хозяйстве химии, от чего мы постепенно хотим уйти. Во вредном влиянии классических химических удобрений на землю, пашни, воздух и воду и заключается, собственно, опасность интенсификации сельского хозяйства. А органика борется за повышение качества продукции, снижение влияния на окружающую среду, за бережное обращение с животными, бережное использование ресурсов, защита здоровья населения.
Экологически чистый продукт просто не может содержать в себе никакие химические вещества. Такая идея нарушает все принципы органического производства. Есть базовые стандарты IFOAM, Codex Alimentarius, где четко сказано, что удобрения, химические средства защиты растений и прочие вещества не используются в органике. Эти правила создавались давно, и они всеми соблюдаются. Новый законопроект идет вразрез с мировыми правилами».
С тем, что разработка нового закона излишня, согласен и Павел Абрамов, генеральный директор группы компаний «Чёрный хлеб»: «Когда президент России Владимир Путин говорил об «экологически чистых продуктах», он имел в виду органическую продукцию. Просто в разных странах, в Европе термины «органик», «био», «эко» эквивалентны, в США защищен термин «органик». Что касается экспорта, то чтобы поставлять свой товар на зарубежный рынок, нужно сертифицироваться по правилам страны, в которую пойдут поставки, по местным экологическим стандартам. Так что наш экологически чистый продукт в трактовке нового законопроекта с точки зрения экспорта будет неконкурентоспособен. Он просто будет приравнен к обычному продукту индустриального сельского хозяйства».
«Непонятно, как получилось, что словосочетание «экологически чистый продукт» вдруг у авторов этого законопроекта стало интерпретироваться в виде «продукт с ограниченным использование пестицидов и химических удобрений», — удивлен Илья Калеткин, председатель совета директоров компании «Аривера», руководитель международного направления НОС. — Во всем мире слова «эко», «био» и «органик» в отношении продуктов питания эквивалентны и предполагают полный запрет на использование искусственных пестицидов и удобрений. Я уверен, что было неправильно понято поручение президента России о создании конкурентной марки отечественных экологически чистых продуктов. Речь, очевидно, шла о том, чтобы создать отечественный конкурентный эко/био/органик стандарт более жесткий, чем подобные стандарты Европейского союза и Китая — наших основных целевых экспортных рынков. Вот это действительно сделает отечественные экологически чистые (они же био или органические) продукты конкурентоспособными за рубежом. Тогда, несмотря на насыщенность рынка (в частности европейского) органическими продуктами, мы бы смогли получить конкурентное преимущество в виде более жестких экостандартов, как, например, у биопродуктов из Швейцарии».
«Инициатива упорядочить применение химикатов в сельском хозяйстве сама по себе может только приветствоваться. Но использовать термин «экологически чистый» для обозначения продуктов, выращенных с использованием «удобрений, средств защиты растений и других агрохимикатов», было бы неправильным», — подчеркивает Ольга Ратникова, директор ООО «Хипп», российского завода по производству органического детского питания Hipp.
В соответствии с действующим законодательством (ФЗ № 280 от 03.08.2018 года), напоминает Ольга Ратникова, экологически чистой продукцией является органическая продукция, производство которой соответствует требованиям, установленным настоящим Федеральным Законом, а именно « … запрет на применение агрохимикатов, пестицидов, антибиотиков, стимуляторов роста и откорма животных… за исключением тех, которые разрешены к применению действующими в РФ … стандартами в сфере производства органической продукции» (п.2, ст.3 ФЗ-208). «Таким образом, в РФ уже есть действующие законы и стандарты, которые регламентируют применение безопасных для человека и окружающей среды средств. Исчерпывающий список таких веществ, основывающийся на мировой практике, содержится в соответствующих приложениях к Межгосударственному ГОСТу 33980-2016 «Продукция органического производства. Правила производства, переработки, маркировки и реализации»», — напоминает эксперт.
По мнению Ольги Ратниковой, предлагаемое авторами законопроекта изменение ФЗ-208, а именно изъятие словосочетания «экологически чистый» из определения органической продукции, «будет иметь обратный эффект»: «Понятия «органический» и «экологически чистый» семантически настолько близки, что в результате их искусственного разъединения риск смешения и подмены понятий будет очень высоким. Создание новой системы правового регулирования рынка экопродукции, идентичной уже существующей, приведет к хаосу на рынке и убьет органическое производство в России, которое сейчас находится в стадии становления. Чтобы оба этих направления экологизации российского сельского хозяйства могли успешно развиваться, будет правильным оставить термин «экологически чистое» органическому производству, а для предлагаемой системы ввести другое обозначение, например, «безопасное» или «контролируемое»».
Химия не может быть «безопасной», убежден Анатолий Накоряков: «В результате использования химии, средств защиты растений в этом году наблюдается массовая гибель пчел. Если животных кормят кормами, созданными при использовании химии, то возникает необходимость потом и в лечении животных, а это снова химия. Птица, питающаяся кормами с химическими добавками, уже не даст органическое яйцо. И так далее. Замкнутый круг».
Всем известно, что при производстве органических продуктов не применяется «химия» ни на каком этапе. В растениеводстве применяются в частности: многократная механическая обработка полей, огневая культивация, покровные культуры, многопольный севооборот и так далее. Но потребителю, которому мы сейчас рассказываем, что такое «органический продукт», еще и объяснить, в чем отличие органики от «экологически чистого продукта», будет очень непросто. «Причем всего несколько лет назад представители Института Питания нас критиковали за то, что органику мы называли экологически чистой продукцией. Нам говорили: «Вы что, хотите сказать, что остальные российские продукты не экологически чистые?». Это, мол, подрывает веру в чистоту отечественных продуктов вообще, — рассказывает Илья Калеткин. — Получается, зря нас тогда упрекали. Возникает некий сегмент «экологически чистых» продуктов, которые опять же противопоставляются остальным продуктам, которые уже «нечистые». При этом их отличие от обычных продуктов в соответствии с представленным проектом закона не очевидно».

Ситуацию можно было бы предупредить, если изначально в законе об органическом земледелии были бы защищены все термины – и «органик», и «эко», и «био». А сейчас в итоге, замечает Анатолий Накаряков, ситуацией со свободой терминов «эко» и «био» воспользовались – и начали продвигать «экологически чистые» продукты, которые на самом деле не являются таковыми.

«Конечно, органика, которой, по сути, этим законом противопоставляется «экологически чистая продукция», все равно найдет своего вдумчивого покупателя. Но удивляет, что находятся «энтузиасты» которые делают все, чтобы развитие сегмента «органики» сделать у нас невозможным, даже, не исключено, что не по злому умыслу, а просто из лени просчитать неизбежные последствия. В итоге немногочисленные пока производители органики в нашей стране направят свои усилия исключительно на сырьевой экспорт и перестанут заниматься развитием внутреннего рынка органических/био/эко продуктов, ограничившись сертификацией по зарубежным биостандартам. Я уверен, что в случае принятия закона об «экологически чистых продуктах» на рост органического рынка в нашей стране (на что надеялись отечественные производители и потребители органики в связи с введением в действие с 1 января 2020 года закона о производстве органических продуктов) вряд ли можно рассчитывать. Причем принятие Закона «О производстве, переработке и маркировке органических продуктов» в свое время, ускорилось благодаря прямому поручению президента. Так зачем же был принят наш органический закон? А ведь он даже еще не вступил в силу!».

Скорость принятия этого закона тоже удивляет, замечает Илья Калеткин: «Закон об органическом земледелии мы обсуждали более пяти лет, да и то не все участники рынка довольны тем видом закона, в котором он принят. А этот законопроект появился буквально за считанные месяцы. Представители отечественных «органических» союзов к обсуждению законопроекта практически не привлекались, их мнение не учтено».

Кстати, Анатолий Накаряков считает принятие закона в представленном виде опасным еще и для малого бизнеса: «Органическое направление – это еще и возможность для развития малых форм фермерства, ЛПХ, развитии кооперативного движения, о чем много также говорят в последнее время. Возможность региональных фермеров объединиться и производить местный высококачественный продукт под своей маркой даст толчок любому региону в развитии и сохранит территории от вымирания и даст занятость населению. И это меньшая зависимость от энергоресурсов, ведь производство быстрорастворимых минеральных удобрений, особенно азотных, очень энергозатратная отрасль. С разрешением применения химии фермер впадает в зависимость от затрат на химические удобрения, а значит – и в зависимое положение от банков».

Созданная ситуация конкуренции «экологически чистых» продуктов с органическими объясняют еще и недовольством по отношению к цене органических продуктов. Можно услышать мнение: органика — это продукт премиум-класса, слишком дорого. Однако это надуманные претензии, убежден глава «Савинской Нивы»: «В Европе органика все больше доступна всем потребителям, среднему классу в том числе. И если вы хотите, чтобы в России сохранялось здоровье нации, чтобы у нас этот средний класс был, то его надо обеспечить качественными продуктами».
На внутреннем рынке из-за двух стандартов и двух типов маркировки – ведь это должно появиться вслед за появлением этого нового закона — начнется сумятица, убежден Павел Абрамов: «Придется объяснять категорийным менеджерам торговых сетей, что органика это высшая категория, экологически чистый продукт это более низкая категория, и так далее. Потребителям тоже придется объяснять разницу, а ведь мы как раз сейчас и занимаемся просвещением населения, пытаемся донести до потребителя, что такое органический продукт. Теперь будет сложнее вести такую просветительскую работу. Таким образом, новый законопроект об экологически чистой продукции выглядит ненужным и становится помехой для развития органического сельского хозяйства в России».
«Этот законопроект не просто угрожает развитию отечественного органического производства – это прямой путь для того, чтобы окончательно запутать отечественного потребителя, об интересах которого все мы обязаны заботиться», — убежден Илья Калеткин.

«Планируемое внедрение в России почти одновременно с «органическим» еще одного сертифицированного сельскохозяйственного производства очень нежелательно, российскому потребителю наверняка еще неизвестны толком различия, а если и известны, то не совсем понятны, — отмечает доктор Манфред Плат, эксперт в области органического законодательства группы компаний Hipp. — Если к тому же в этой новой системе будет для обозначения применяться понятие «экологический/биологический/эко», которое может быть понято как «органический», то это совсем недопустимо и ставит под сомнение успех развития органики в России с самого начала».

Опасность ситуации понимают и представители ритейла. Покупатели только еще начали разбираться с органической продукцией, а если появится параллельно еще и некий «экологически чистый» продукт, но с использованием химии, разобраться в этом будет очень сложно.
«Безусловно, опасность в том, что на рынке возникнет путаница, есть. Если появится такой «экологически чистый продукт», в котором будет использоваться химия, и его будут путать с органикой, то органической продукции не будет никакого доверия. Ведь и сейчас-то все еще трудно доводить до потребителя знания об органической продукции, а в этом случае будет еще сложнее», — считает Наталья Смирнова, директор по закупкам сети гипермаркетов «Глобус».
Как отметила Наталья Смирнова, «органик» — это продукт исключительно без химии, и в сети гипермаркетов «Глобус» этот подход тщательно соблюдается: «В магазинах нашей сети гипермаркетов «Глобус» мы не выкладываем органику рядом с продуктами индустриального сельского хозяйства. У нас есть отдел органической продукции, и туда попадают товары только тех производителей, которые имеют органические сертификаты. Никакие другие товары, в том числе даже фермерские, там мы не продаем. Поэтому наш покупатель знает, что он покупает, он стопроцентно уверен в полнейшей чистоте товара на этой полке и доверяет этой органической продукции. Эта наша принципиальная позиция. Никакой «экологически чистый» продукт, если в нем будет присутствовать химия, мы никогда не положим на полку рядом с органикой».
«Роспотребнадзор уже начал работу в сторону натуральной продукции, например, принят закон о маркировке, в соответствии с которым продукция с растительным и молочным жиром должна реализовываться в разных секциях. В случае принятия закона об экологически чистой продукции «Азбука Вкуса» усилит контроль по соответствующим критериям в собственной лаборатории. В магазинах планируется разделять разные типы продукции по разным секциям, не обозначать не соответствующие продукты как органику. Потребитель должен четко понимать, где органическая продукция, а где нет», — отмечает Ольга Степанова, pr-директор сети «Азбука вкуса».
Обозначение «экологически чистые» для продуктов, производимых с применением химикатов, значительно ухудшит шансы для экспорта российской органической сельскохозяйственной продукции, подчеркивает Ольга Ратникова: «Использование идентичных терминов для продукции различного экологического качества приведет к тому, что не будет покупаться ни то, ни другое. Потому что, согласно международным стандартам, «эко», «био» и «органик» — понятия равнозначные. В мире сочтут что, оказывается, в России органическая продукция производится с использованием удобрений! И даже если это не будет расценено как попытка подмены понятий, то, как минимум, может выставить российского производителя в неверном свете. Это никак не будет способствовать доверию международных рынков к «российской органике», а наоборот, вызовет огромное недоверие к ней».

Президент страны Владимир Путин, глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев говорят о задаче увеличивать экспортный потенциал. Но такая «экологически чистая» продукция не будет принята за рубежом как экологическая, это, по сути, будет обычная индустриальная сельскохозяйственная продукция. «Значит, появление такого защищенного законом термина «экологически чистый продукт» никак не поможет нашей стране с ростом экспорта и с улучшением экономики в сфере сельского хозяйства, как раз наоборот, — считает Анатолий Накаряков. — Кроме того, если у нас будет принят такой закон, то возможности дальнейшего развития органического земледелия в России резко уменьшаются».

«Посмотрим, во что это выльется, но я уверен, что стандарт с ограниченным использованием пестицидов и искусственных удобрений на наших целевых экспортных рынках не будет конкурентоспособен, — считает Илья Калеткин. — Нам органику и с европейским биосертификатом непросто продвигать и экспортировать. (что уж говорить про отечественный рынок с доминированием на нем «гринвошинга»!) При этом надо заметить, что даже в Европейском союзе — рекордсмене по потреблению органических продуктов — процент проникновения био/эко/органик товаров относительно небольшой. На рынке Австрии (чемпионе Европы по потреблению биопродуктов на душу населения, не считая стран-карликов) органика занимает не более 20 процентов, в Германии менее 10 процентов, в Италии всего 4 процента. Наша цель на ближайшие пару лет на внутреннем рынке — хотя бы достичь уровня 1-2 процента. И этой цели ой как непросто будет добиться! А создание обсуждаемого «экологически чистого» продукта с предполагаемым использованием химии отодвигает достижение этой цели на неопределенное будущее. Наши покупатели неизбежно запутаются в многочисленных терминах и стандартах. В результате органические продукты, как объективно более дорогие, в действительности же единственные продукты без химии, будут похоронены псевдо-био, псевдо-органик, псевдо-эко, «экологически чистыми», а по сути — обычными продуктами».

«Важно разобраться с терминологией, чтобы понимать, как развивать законодательство дальше, не навредив отрасли, — говорит Олег Мироненко. – Мы не хотим противопоставлять органику и экологически чистые продукты. Но если кто-то преследует такую цель, то подобные действия приведут к проблемам для развития обоих секторов».
«Мы призываем действовать в рамках существующего законодательства и ни в коем случае не разделять понятия «органический» и «экологически чистый», — говорит Ольга Ратникова, — а наоборот, закрепить использование слов «эко», «био» и «органик» для обозначения органической продукции, а для предлагаемого направления подобрать другой термин, который позволит обоим направлениям успешно развиваться и каждому вносить свой вклад в выполнение задачи президента по созданию зеленых российских брендов».