Новости

Евгений Громыко: «Бизнес требует от нас решительных действий»

15.03.2016

Как поднять «среднюю температуру» урожайности по стране? Удастся ли изменить ситуацию с импортозависимостью в семеноводстве? Когда будут наведены мосты между учеными и сельхозпроизводителями? Об этом и не только вы узнаете из беседы журнала «Селекция, семеноводство и генетика» с первым заместителем министра сельского хозяйства Российской Федерации Евгением Громыко.

 

Евгений Васильевич, по последним данным Минсельхоза, более половины семян по-прежнему приходится завозить из-за рубежа. Стало быть, вопрос импортозамещения продолжает сохранять свою остроту. Как в ближайшие годы планируется перестроить работу в этом направлении и какой вы видите роль министерства в формировании новой базы семеноводства в стране?

По отдельным видам сельхозкультур мы получаем достаточно стабильные высокие урожаи. Некоторые субъекты в северной части нашей страны уже перешагнули 50-центнеровый рубеж при сборе урожаев зерновых и зернобобовых культур. То, что прежде считалось рекордом, сейчас становится нормой, и подобными цифрами никого не удивишь.

Задача Минсельхоза — тщательно изучить опыт этих передовых районов и распространить его на соседние территории. Пока же зачастую мы наблюдаем такую картину: в одном месте собирают 30, а через «полосу» от них — 70 центнеров с гектара. И первые не знают об успехах соседей. Если мы устраним фактор этого незнания, то сможем поднять «среднюю температуру» урожайности по стране очень высоко.

Другой очень важный момент — закрепление результатов, которых достигли наши селекционные, семеноводческие компании.

Мы в прошлом году очень серьезно поддержали восемь проектов по производству семян зерновых, подсолнечника, сои и один — в садоводстве, поставляющий саженцы. Однако этот сектор необходимо максимально расширить, десятки компаний должны получить существенную поддержку из федерального бюджета. Причем особое внимание необходимо уделить семеноводству овощных культур: отсутствие собственной базы в данном сегменте вызывает большие опасения. Есть отдельные прорывы на этом направлении, но о них мало кто знает: собираются аграрии на очередном мероприятии и начинают удивляться — смотрите, какой замечательный результат, оказывается, у собственного соседа. И мы снова возвращаемся к вопросу о недостаточной информированности заинтересованных сторон. Надо масштабировать, популяризировать каждую удачу, научную находку, практическое достижение научно-исследовательских центров и передовых хозяйств.

 

Какие приоритеты определены в семеноводстве?

Если по зерновым дела идут успешно, то наши основные стратегические направления — кукуруза и подсолнечник — более чем на 50% импортозависимы. Такого не должно быть ни в коем случае! Никто не говорит, что нужно полностью отказаться от иностранной селекции, но ее доля должна быть значительно уменьшена.

Возьмем сахарную свеклу. Перспективы здесь понятны: будем постепенно сокращать закупку семян за рубежом с 90% хотя бы до 50%. Так мы ее и сеем всего на одном миллионе гектаров, а на десятках миллионов — кукурузу и подсолнечник. И здесь наличие собственного семенного фонда — поистине стратегическая задача. Вроде отечественные сорта и гибриды не уступают импортным по урожайности, сохранности, устойчивости к заболеваниям, но вся селекционная работа пока идет медленно. И мы должны с этим срочно разобраться. В канун весенне-полевых работ уделим данному вопросу особое внимание.

 

Эта тема тесно связана с вопросом о госрегулировании в области семеноводства. Каких перемен можно ожидать?

К нам поступает немало претензий, например, из-за ограничения ввоза саженцев винограда и плодовых культур. Но нельзя же допустить их бесконтрольный ввоз на территорию РФ. Можно договориться только об особом порядке, о различных механизмах, приемлемых для всех заинтересованных сторон. Вот с виноградарским сообществом нашли общий язык, будем работать и с остальными.

Мы понимаем, что наука не стоит на месте, и нам предстоит бешеными темпами догонять мировое производство. Поэтому пока будем применять особый порядок сопровождения карантинных, испытательных объектов.

Что же касается семян, то мы уже имели печальный опыт 20-летней давности, когда под той или иной маркой с товарными партиями зерна завозилось огромное количество семян неизвестного происхождения. Так пытались протащить семена с Украины, в том числе генно-модифицированных культур.

Качество семян всегда будет нашим приоритетом. И по отношению к ГМО Минсельхоз с самого начала занял принципиально жесткую позицию. У России есть огромный потенциал производства нормальной, здоровой, функциональной продукции. И это наше конкурентное экспортное преимущество, которое мы не в полной мере используем на рынке. Люди должны питаться нормальными продуктами, поэтому контроль ни в коем случае не будет ослаблен.

В совместной работе с наукой сегодня пересматриваются многие позиции. Прекрасно понимаем: если сорт в одном НИИ уже семь лет испытывался, то зачем добавлять еще три года? Мы создали «разумное звено» — специальную согласительную комиссию в Минсельхозе, где работают над предложениями ассоциаций, отраслевых союзов, конкретных семеноводов. Мы согласны идти на компромисс. Ведь развитие идет быстрыми темпами, научные центры укомплектованы серьезным современным оборудованием, появилось много новых точек роста, более совершенные технологии. Так что где-то пора и методики менять.

Нельзя не заметить, что достижения все-таки есть. На сегодняшний день семена российской селекции достаточно широко используются в Казахстане, в Туркмении. В Узбекистане ими более полутора миллионов гектаров засевают.

 

Когда же наконец удастся навести мосты между учеными и сельхозпроизводителями? Когда закончится период оторванности ученых от грешной земли?

Острая необходимость в их возвращении уже наступила. Фундаментальная наука, исследовательская и практическая части оказались отрезанными от сельскохозяйственного производства. Поручения правительства по «воссоединению» есть, но их реализация затягивается. Министерство сельского хозяйства фактически осталось без научного сопровождения. Нет механизма передачи государственного задания в науку и возможности отследить результат. Да и бизнес сегодня требует других темпов работы, более решительных действий с нашей стороны.

Люди платят деньги, земля ждет результата. И мы должны оказывать господдержку, требуя от ученых конкретной деятельности в этом направлении.

Пусть фундаментальная наука, крупные исследовательские центры остаются в ФАНО. Но как Минсельхозу работать с реальным производством, когда под его контролем нет ни одного научного подразделения — ни в селекции, ни в семеноводстве, ни в животноводстве, ни в переработке, ни в механизации, ни в техническом перевооружении?

Разрыв произошел быстро. Обратный процесс идет нелегко. Проходят правительственные комиссии, мы регулярно встречаемся с представителями Федерального агентства научных организаций. Конструктив наметился, детально обсуждаем список: какие центры, специализированные учреждения, вузы должны быть переданы в ведение Минсельхоза, а какие — остаться у ФАНО. Когда наконец разделим все это и получим то, что требуется земле каждый день, здесь и сейчас, — тогда и наступит порядок. Заказ сможет пойти напрямую от крестьянина к фундаментальной науке и обратно. И это будет уже госзаказ. Вместе с тем придет понимание, что семена нужны прямо этой весной, а не через десять лет.

 

Беседу вела Ольга Лесных

Журнал «Селекция, семеноводство и генетика» №1 (7)