ЧТО ДЕЛАТЬ С ПАМЯТЬЮ МИЧУРИНА

ЧТО ДЕЛАТЬ С ПАМЯТЬЮ МИЧУРИНА

248

Наш журнал рискнул провести свой собственный опрос на темы, поднятые во время встреч в Мичуринске. Вдруг высказывания тех, для кого в конечном счете работают селекционеры, повлияют на их позицию?

Для начала мы все-таки ознакомились с некоторыми мнениями профессионалов. Так, известный Михаил Качалкин, кандидат с.-х. наук, директор «Опытно-селекционного питомника» Тульской области, полагает, что «селекция не успевает за вызовами, которые подбрасывает природа. Изменение климата, появление новых болезней и вредителей должны, по идее, ставить задачи перед селекционерами! Но селекция уже практически не ведется, качества новых сортов, которые поступают на рынок, уже не соответствуют необходимому уровню, кроме этого, они не проходят нормального сортоизучения. Буквально 20–30 лет назад большинство садоводов были в курсе, что в стране идут селекционные работы и скоро появятся новые сорта плодовых и ягодных культур! И они появлялись, их ждали, реально ощущалась работа селекционеров, шло активное сортообновление. Но сейчас официальная наука находится уже в таком состоянии, что и не пытается ответить на актуальные вопросы, возникающие у садоводов. И продавцам, и питомниководам, в общем-то, все равно, какие сорта покупает потребитель. А зачем рекламировать что-то новое? Пусть садоводы покупают Антоновку и Белый налив».

Вот по поводу Антоновки как раз и разгорелись горячие споры среди опрошенных нами потребителей. Правда, справедливости ради стоит упомянуть, что Михаил Качалкин, представляя идеальный ассортимент для третьей зоны садоводства, допускает сохранение этого сорта в следующем контексте: «Идя на поводу консервативного спроса, можно включить Антоновку, Мелбу обыкновенную, Папировку (Белый налив)».

Но на просторах интернета гуляет нынче и много других советчиков, вызывающих справедливую критику профессионалов. Однако потребитель (а иногда и будущий производитель) прислушивается к ним. И вот на странице «Питомник растений как бизнес» мы прочли следующий приговор:

«Из зимостойких сортов можно распрощаться с Северным синапом, дающим не особо вкусные плоды, с Пепином шафранным, склонным к частому поражению паршой, а также с сортом Память Мичурина, от которого сложно дождаться хорошего урожая. Антоновка обыкновенная при всех своих положительных качествах разочаровывает садоводов нерегулярным плодоношением, недолгим сроком хранения яблок и проявлением «загара» на плодах во время хранения. По вкусу плодов Антоновка не имеет аналогов, но по урожайности и срокам созревания ей можно найти замену».

А теперь — цитаты из опрошенных нами покупателей, потребителей плодовой продукции из разных регионов страны:

     «Антоновка — это святое! Разве можно сравнить наши яблоки из садов с привозными? Умные люди покупают яблоки у частников, у нас их много растет. К своему стыду скажу: прошлой осенью много яблок закопала, не знала куда девать».

     «Антоновки в магазинах отродясь не видела. Равно как и Белого налива».

«Я Антоновку как спаниель ищу! Нет ее!»

     «Плохой из вас спаниель. Тамбовская область, Мичуринский район. Приезжайте и хоть составами вывозите».

     «Кто же станет связываться с отечественными яблоками? Они же натуральные, нестойкие… Гренни Смит хранится годами, хоть бей ее, а настоящая Семеренко тут же бочком загнивает. Хотя ее мгновенно раскупают. Но ведь для начала ее нужно доставить на прилавок через кучу посредников. Да и попасть отечественным яблокам на прилавки сетей невозможно. Там свои контракты».

     «Сколько процентов от своей зарплаты вы готовы отдать для того, чтобы Антоновка была в магазинах? Французы платят порядка 15% налога на поддержку сельского хозяйства. Это сейчас, раньше было и 30. А вы хоть копейку готовы отдать?!»

     «У нас в Псковской области много частных садов. Покупаем яблоки на рынке, дешевые и хорошие. И Белый налив, и Ренет, и Антоновку. И другие разные, но свои. Однако Москва — не Псков, одним рынком не прокормишь. Поэтому обязательно нужно много своих отечественных плодоводческих хозяйств. И чтоб сети их продукцию закупали».

     «Если бы у метро был ларек с вывеской «Антоновка», туда бы очередь круглый год стояла. Вот дальневосточные производители рыбной продукции открыли в Москве магазины «Красная икра», там очередь постоянно. Яблоки — не рыба, проще».

     «Простите, но вы говорите о конечном потребителе, который вообще сейчас в торговле не важен. Сети и мелкая розница посажены на импорт, туда вливают миллиарды евро, там и цены, и логистика, и бонусы. Местные яблоки идут в основном на соки и другую переработку. Капитализм, знаете ли…»

         ОБ ОСОБЕННОСТЯХ НАЦИОНАЛЬНОЙ СЕЛЕКЦИИ

         А особенности могут быть в России не только у охоты и рыбалки

     Удалось нам встретить и мнение, которое, на наш взгляд, многое объясняет в отношении людей к труду селекционера в нашей стране. И, несмотря на пессимистичный вывод автора, здесь есть над чем задуматься:

«Коллег в Евросоюзе, в США и Канаде сильно удивляла наша реакция и постоянные просьбы указать конкретные сорта пионов, роз, винограда, черной и красной смородины, крыжовника и т.д. После переговоров мы часто вспоминали Михаила Задорнова. Наши партнеры искренне не понимали, зачем русским нужны разные сорта красного и зеленого крыжовника или конкретные сорта винограда, если в супермаркетах продаются просто белый, розовый, красный и синий виноград. То же самое касалось пионов, роз, садовых гибискусов и многих других растений. Предлагаются различные расцветки, и большинству покупателей этого достаточно. А русским, видите ли, обязательно нужны сорта, да еще с указанием зимостойкости и других возможных и невозможных характеристик!
Потом мы поняли причину. Это существенная разница в менталитете. В привычках, как проводить свободное время, в уровне образования среднестатистического жителя наших стран. В разной степени загруженности на работе и в семье.

Средний интеллектуальный уровень у нас обычно выше. Мы больше читаем и интересуемся различными новинками. Мы в среднем больше и чаще проводим время на загородных участках. Готовы часами стоять в пробках вместе со всей живностью и домочадцами, чтобы посадить на даче заветную переросшую рассаду томатов или недальновидно купленные еще в феврале полуживые саженцы недорогих сербских роз. К нашему огромному сожалению, это большей частью относится к уходящему поколению, выросшему и получившему образование в далеком социализме. Нынешнее поколение все чаще, так же как их ровесники на Западе, все больше времени проводит на работе. Им просто некогда, по крайней мере лет до 35–40, интересоваться тонкостями зарубежной или отечественной селекции».

Так что селекционерам, помимо юридических и материально-технических, придется сегодня решать целый спектр неожиданных вопросов. Что признать приоритетом, конечной целью своей работы — выбор сетей или вкус потребителя? Самим формировать этот вкус — в расчете на взыскательного садовода, о котором говорит наш последний визави, или не усложнять себе жизнь, приняв за образец среднестатистического западного обывателя, для которого главное — чтоб растение было «беспроблемным»?