АЧС в Польше: сотни тысяч павших свиней исчезают от ветнадзора

АЧС в Польше: сотни тысяч павших свиней исчезают от ветнадзора

1

В течение пяти лет 200 тысяч мертвых животных со скотобоен в Великопольском воеводстве не были переданы на переработку.  Куда они попали?  В серую зону.

Члены Гильдии мясников и производителей мяса говорят, что так плохо в их отрасли еще никогда не было. Добавляют, что клиенты, которые покупают мясо в серой зоне, подвергают себя опасности.

— Из исследований, которые я провел, сравнивая данные Главного управления статистики и Ветеринарной инспекции, следует, что намного больше животных, особенно коров и свиней, ежедневно убивают на бойнях, чем направляют на исследования, — говорит профессор Яцек Леонкевич, председатель комитета Совета экономики продуктов питания.

Реальный страх среди потребителей возбуждает, однако, информация о количестве павших свиней, которые не были направлены в утилизационные предприятия.  В Великопольском воеводстве это ежегодно десятки тысяч мертвых свиней.

— Великопольское воеводство с этой точки зрения выглядит очень плохо. Исследования показывают, что в течение пяти лет неизвестно, что случилось с 200 тысячами свиней, — говорит профессор Леонкевич.

Производители мяса, тем не менее, не питают никаких иллюзий. Это мясо направилось в серую зону. Поэтому Верховная контрольная палата  начала год назад проверку скотобоен, магазинов, а также других возможных мест, где это мясо можно купить. Выпущенный по этому поводу отчет подтверждает опасения производителей мяса.

«Часто ветеринарному врачу не сообщают о забое животных, который проводится в негуманных условиях, и, что еще хуже, такое мясо попадает на национальный рынок», — предупреждает контрольная палата.

— Доклад подтверждает то, что мы видим уже давно, — говорит Юзеф Конарчак, владелец мясокомбинатов. — Серая зона основана на продаже неликвида, который нельзя употреблять.

По мнению производителей, к такой ситуации привело разрешение министра сельского хозяйства и развития села от 2010 года на убой в хозяйствах для собственных нужд, без исполнения соответствующих требований.

— Такой частный забой никак не контролируется. Неизвестно, есть ли в этом мясе антибиотики, бактерии, а еще в обществе существует предубеждение, что мясо от фермера всегда здоровое и хорошее.  А это наоборот, неправда, — добавляет Конарчак и поясняет, что такие продажи угрожают производителям мяса, особенно тем, которые занимаются экспортом из Польши.  — Если бы кто-то отравился, был бы весьма вероятен запрет на польские продукты.

Выводы доклада Верховной контрольной палаты подтверждает также Иренеуш Собяк, повятский ветеринарный врач.

— Если фермер забивает мясо на собственные нужды, очень трудно проверить, не пускает его дальше в оборот.  Такие практики, однако, недопустимы, и за это полагаются штрафы в размере от нескольких сотен до нескольких тысяч злотых, — говорит Собяк и добавляет: — И хотя фермеры обязаны предоставлять нам за 24 часа до убоя животное для обследования, как и после убоя, мало кто это делает.

По мнению Верховной контрольной палаты, чтобы уничтожить серую зону следует ввести обязанность забоя животных даже для собственных нужд в скотобойнях, находящихся под полным контролем санитарно-ветеринарных служб и располагающих соответствующими условиями для гуманного убоя. Верховная контрольная палата также жалуется, что не очень-то часто проводятся проверки на рынках, поэтому ничто не мешает массовому попаданию на рынок мяса из частного убоя.

— Мы проверяем магазины, рынки, предприятия общепита практически каждый день и принимаем меры, — говорит Цирыла Сташевска из Санэпиднадзора в Познани. – В ходе этих проверок мы обращаем внимание, прежде всего, на производителей, источник происхождения, есть ли полная документация и правильная этикетка, есть ли информация о составе и аллергенах, сроке годности. Штрафы, главным образом, мы накладываем за плохие условия хранения продуктов питания. На самом деле, покупая на рынках или ярмарках утку или курицу, люди делают это на собственный страх и риск, — добавляет она.

Источник: Зеленый Фронт (Калининград)