12 ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ СТУПЕНЕЙ К УСПЕХУ

12 ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ СТУПЕНЕЙ К УСПЕХУ

186

Достойна отдельного внимания позиция президента ассоциации «Теплицы России» Аркадия Муравьева, озвученная на одном из круглых столов. Выступление спикера не раз прерывалось продолжительными аплодисментами и имело неожиданные последствия. Сразу предупреждаем, что в нем много полемического задора, подлежащего не сомнению,  а вдумчивому изучению и обсуждению.

 — Впервые в жизни написал доклад, посвященный развитию овощеводства закрытого грунта. Вложил сюда все свои знания и опыт, который накопил более, чем за 35 лет. Разработал такую общую формулу и назвал «Строительство современного тепличного комплекса». Состоит она из 12 позиций. Чтобы сегодня достичь результата, ни одну из них нельзя выбросить.

Не стал бы говорить, что инвестиции в ближайшее время не будут окупаться, потому что есть достаточно успешные примеры. Просто стоимость одного гектара теплиц с полной инфраструктурой разнится от 100 миллиона рублей до 270 млн. Такие инвестиции, конечно, сложно окупать, тем более при тенденции роста входящих параметров себестоимости и незначительного повышения цены реализации.

То, что озвучу я, можно назвать формулой доступности. Но прежде чем озвучить 12 обязательных условий, хотел бы отметить важную вещь.  Большую роль в нашем деле играет форма собственности. ГУПы, ФГУПы, акционерные общества со  стопроцентным  госучастием, даже сельхозкооперативы… Предупреждаю, тепличные комплексы  с такими формами собственности нужно срочно продавать. Мы рапортуем, что у нас 170 га теплиц приросло. Но наши ряды покинули в прошлом году АО «Калининское», Красногорский, Ивановский тепличные комбинаты, «Тихвино»  Ленинградской области… Их больше не будет, если инвесторов не найдут. Повторяю, это моя  личная оценка. И в ней постоянно будет назойливо звучать одно и то же слово.

Доступность финансовых ресурсов. В нашем случае это скорее недоступность. Лев Хасис (первый зам. председателя правления ПАО «Сбербанк») красиво говорил, что необходимо иметь 30% собственных средств. А много ли найдется предприятий, которые найдут 30% от миллиарда, например? Комбинат на 10-20 гектаров мы можем построить за миллиард, некоторые строят и за два. 30% — это 300-600 млн. собственных средств. Думаю, инвестор, увидев эту цифру, еще подумает — стоит ли связываться.

Это очень большая … недоступность.  «Теплицы России» уже неоднократно ставили вопрос: пусть эта сумма составляет хотя бы 10%.  Дело-то делаем государственное.

Доступность энергоресурсов, электроэнергии, газа по цене, приемлемой для теплиц с технологией светокультуры. Сегодня она стала основным трендом, основным направлением развития защищенного грунта. Ведь овощеводством надо заниматься круглый год. Электроэнергия, доступная по цене, есть на высоком напряжении. Это федеральная сетевая компания, МРСК. Надо просто облегчить нам доступ к этим питающим центрам.

Доступность земельных участков, пригодных для строительства теплиц. Вот, вроде бы, земли много, но у меня складывается такое впечатление — а я видел все тепличные комбинаты, которые были построены еще в СССР — что у нас в России нет ни одного ровного участка. Комбинаты в болоте строили или на косогоре. Знаю один новый тепличный комбинат: там для того, чтобы подготовить площадку под строительство, миллиард рублей в котлован вгрохали, все копали, землю возили… Неужели регионы не могут отнестись к этому вопросу внимательней?

Доступная вода. Как ни странно, у нас трудно найти земельный участок или вообще место для строительства тепличного комбината, где есть пригодная для полива вода. Иногда ее нет вообще, как в Саратовской области — одни мудрые строители там построили в поле комбинат на 4 гектара,  а потом начали буриться.  Забурились аж на 500 метров — воды нет. И они сейчас в бочках, не пойми из-под чего, возят на эти четыре гектара воду. А на четыре гектара летом нужно 600, а то и 800 кубов воды. И долго они будут так ее возить? Думаю, скоро закончат.

Или из Новгородской области пример. Губернатор, обращаясь к руководителям нашего правительства, сказал, что у них все воды засоленные. И в Волгоградской области то же самое. А в принципе, все воды такие. Надо ставить осмос, отделять соль от воды. Отделили — получили рассол,  на 6 га теплиц примерно 20 тонн, сравнимого с водой Мертвого моря. Один в один. Куда его девать? Московский и Питерский водоканалы могут взять рассол на переработку, но таких предприятий всего 2 или 3 на всю Россию. Значит, этот рассол оказывается в канаве, течет в озеро Ильмень или великую реку Волгу. А там, где в этой воде есть железо, рассол еще и красного цвета…

Выбрали площадку — надо провести гидрогеологические исследования, забуриться на 70-90 метров. Нашли — пользуемся. И, конечно, используем ливневую воду, которую надо с крыш собирать и очищать, это куда меньшие затраты.

Доступность трудовых ресурсов. Наличие в достаточном количестве людей, способных выполнять высокопрофессиональный тяжелый труд в теплице. Если современный комбинат 20 га со светокультурой — значит, рядом должен быть населенный пункт с населением 30-40 тысяч человек. Если его нет, вы людей на это предприятие не соберете.

Доступность кадров агрономических специальностей. Нет в России агрономов для теплиц.  Недавно запустили в Краснодарском крае комплекс «Белореченский». Есть договоренность с ректором Кубанского аграрного университета: это будет учебный комбинат учебного заведения. Мы договорились, что первые 30 студентов пойдут на работу,  и мы будем готовить кадры для всей России.

Доступность путей и каналов реализации продукции. Ее пока тоже не очень много.

Доступность господдержки в отрасли. Не все здесь красиво выглядит. Красиво звучит. Субсидии по процентной ставке теплицы не получали или получают раз в год. И не во всех регионах. Постановление о возвращении капитальных затрат работает по принципу: кто первый встал, того и тапки. Пять тепличных комбинатов в том числе, и Московская область пролоббировала и средства назад получили. Всего пять. А если постановление есть, оно должно быть для всех.

Доступность административных ресурсов, лояльность и поддержка региональных и муниципальных властей. Это совсем не про коррупцию. Просто скажу: есть у инвестора мобильный телефон губернатора, то  есть и шансы построить комбинат.

Доступность и возможность возврата кредитных средств. Банки не будут ждать, что у вас там все хорошо сразу пойдет. Деньги им надо отдавать, начиная с первого дня. Инвесторы должны иметь другие виды бизнеса, чтобы можно было подстраховать основной.

Доступность возможности проектировать тепличный комбинат. Проектных организаций, специализирующихся на теплицах, можно сосчитать, загнув пальцы одной руки. То же самое относится и к строительным компаниям. А организации «общего профиля» теплицы строить не умеют.

Во время аплодисментов оратору к круглому столу вернулся Дмитрий Степаненко. Министр сельского хозяйства и продовольствия Московской области бурно отреагировал на упоминание своей территории в негативном контексте. Аркадий Муравьев пояснил, что как раз похвалил Подмосковье: молодцы, коль сумели пролоббировать свои интересы. Но подмосковный чиновник совсем не хотел критиковать другие регионы в их отсутствие и заступился за них, указав, что каждый решает свои задачи в зависимости от возможностей, А то, что область получила около 40% на капзатраты их денег, выделенных на всю Россию, говорит о достойных результатах работы.

Но следом встал еще и представитель Пушкинского сельхозпредприятия и предложил «Теплицам России» 60 гектаров абсолютно ровной земли. Полчаса спустя мимо прошли люди с бумагами, и ведущий заметил:

— Смотрите, 60 гектаров уже понесли…

P. S. Председателем Общественного совета при Минсельхозе России был единогласно избран ведущий этого самого круглого стола, президент Национального союза производителей овощей Сергей Королёв. Заметьте, именно овощей.  Хотя рядом были и молоко, и мясо. Совпадение? Не думаем.